Борис ГОРОВОЙ: Мутко называл меня «наш Верон», хотя мне больше подходило «наш Дешам»

В интервью «Спорт уик-энду» экс-полузащитник «Зенита» Борис Горовой приоткрыл завесы своей футбольной и послефутбольной карьеры.

В Грозном заставляли надевать брюки под дулами автоматов

- Как получилось, что вы родились в Ленинграде, потом оказались в Таганроге, а выступали за сборную Белоруссии?
- По национальности я коренной белорус, все родственники из Белоруссии. Просто мой отец - военный, служил и в Польше, и в Монголии, по распределению оказался в Таганроге. Родился в Ленинграде? Брату в Питере делали операцию, мама поехала к нему и меня родила. Вот такие хитросплетения (смеется). Начинал играть в Таганроге ещё в буферной зоне чемпионата СССР.
- В низших лигах России было много «трэша», как сказала бы современная молодежь?
- Наверное, футболисты в то время были менее профессиональные. Гуляли, поддавали. Таганрог играл с южными командами. А вы вспомните, какое время было? В Грозном уже война начиналась. Все отказывались ехать, мы поехали. Автоматные очереди повсюду слышны. Приезжаем, 30-градусная жара. Ребята в шортах, нас заставляют одевать брюки. Люди с автоматами... Местные болельщики нас поддерживали - в благодарность, что приехали к ним играть. Иногда на выезда добирались на самолётах, предназначенных для выброса парашютистов. А сколько километров на автобусе проехали... В Молдавию добирались 24-26 часов. Удовольствие малоприятное.
- Странные игры случались?
- Были, конечно, но нас, молодых, к этому не подпускали. Хотя понимали, что не всё чисто. А ещё кто-то мог подвезти деньги, чтобы мы обыграли их конкурентов.
- Большие премии?
- Долларов по 500. Нормальные деньги в то время.
- Сломавшийся автобус осенью 1992-го, когда ехали на игру с «Прометей-Динамо» в Красное Село, помните?
- Забавная история. Мы приехали в Питер из Твери, остановились в гостинице «Выборгская», готовились выезжать. Автобуса нет. Ждём. А на дворе - октябрь, темнеет быстро. Уже не думали, что будем играть. Приезжает автобус, оказывается, сломался по дороге. Примчались в Красное Село. В первом тайме «летим» - 0:2. У «Динамо» хорошая команда была - Александр Игнатьев, Кондрашов. Ко второму тайму вообще ничего не видно. Они пригнали машины, расставили вдоль поля.
- Игра проходила при искусственном освещении, как писали в советских газетах.
- Вроде того... Мы начали лупить мячом по этим машинам. Инспектор вскоре прекратил безобразие. Вместо 0:2 мы получили техническую победу 3:0. А команда в Таганроге была интересная. Алексей Герасименко потом перешел в киевское «Динамо», Володя Скоков - в московское, Дмитрий Кириченко - в сборной играл, самый быстрый гол на Евро забил. В Ростовской области, кстати, единственный олимпийский чемпион по футболу Игорь Скляров родом из Таганрога (бывший защитник ростовского СКА и московского «Динамо» много лет живет в Америке. - Прим. автора).
- Как оказались в Белоруссии?
- Первый раз в 1992-м, когда Союз развалился. Белоруссия ещё не вступила в ФИФА. Многие ехали туда с действующими контрактами. Речица в ста километрах от Чернобыля. По всему городу были развешены дозиметры. Проверяли на радиацию.
- Не страшно?
- Люди-то жили. Да и разве мы задумывались об этом в 18 лет? Не хватало информации. Я там пробыл всего три месяца, но воспоминания остались на всю жизнь. В «Ведриче» начинал карьеру нынешний тренер сборной России Мирослав Ромащенко. Недавно виделись с ним, тепло пообщались.
- Второй приезд в Белоруссию получился более основательным?
- В Таганроге перестали платить деньги. А в Мозыре - финансовая стабильность. Футбольный бум. В 120-тысячном городке по 10 тысяч трибуны собирали. Они хотели пойти по пути, которым позже пошел БАТЭ. Создать клуб, регулярно побеждать в чемпионате Белоруссии и участвовать в еврокубках. БАТЭ сейчас полностью самоокупаемый клуб, в отличие от того же «Зенита».
- Почему же не получилось?
- МПКЦ (позже клуб сменил название на «Славию». - Прим. автора) становился чемпионом, выигрывал Кубок. Но у президента клуба Ященко начались проблемы. На него открыли уголовное дело, пришлось убегать в Польшу, чтобы не посадили. Клуб перекупили нефтяники, в Мозыре - нефтеперерабатывающий завод, условия стали лучше, появились сплошные легионеры. Я оттуда ушел.
- В минском «Торпедо» вы играли вместе с нынешним главным тренером «Спартака» Олегом Кононовым.
- Он уже завершал карьеру игрока. Мы общаемся, созваниваемся, с Новым годом недавно поздравляли друг друга. Хотя он спартаковец… Спрашиваю: «Когда ты меня пригласишь уже куда-нибудь? В Тулу было очень близко, не срослось. Сейчас в «Спартак» Олег взял аналитиком молодого парня из Питера (23-летний Михаил Кожевников учился в академии Лесгафта. - Прим. автора). Получается, опять без меня (улыбается).

Малофеев говорил: «Лобановскому привет, - потом делал паузу. ­- Не передавайте»

- Какие были правила для получения белорусского паспорта?
- Мне сделали паспорт служебного пользования. Он лежал в федерации, на время поездок в сборной мне его выдавали, потом забирали снова. Не один я был такой. Братья Ромащенко - из Днепра, у них было украинское гражданство изначально.
- Почему сборной Белоруссии так и не удалось пробиться в финальную стадию чемпионата мира или Европы?
- Не хватило дисциплины. Плеяда футболистов собралась топового уровня. Хацкевич, Белькевич, Гуренко, Кульчий, Штанюк, позже Глеб появился. Если уж Латвия однажды пробилась на Евро, белорусам сам Бог велел.
- «Не хватило дисциплины» - общие слова, а если конкретнее?
- Люди приезжали в сборную, чтобы побыть дома, встретиться с друзьями, посидеть в ресторане. О футболе думали в меньшей степени. Ночью перед отборочными матчами играли в карты. На игру отправляемся, Макс Ромащенко забыл бутсы. Такого в профессиональном футболе представить невозможно, человек без инструмента на работу пришел. Был еще вратарь Геннадий Тумилович…
- О его похождениях можно целую книгу написать?
- Одной историей тут не ограничиться, это точно. Однажды угнал с базы сборной автобус и попал в аварию. Пропустил несколько тренировок, появился с гипсом на ноге. У него мама где-то в медицине работала, Гена этим воспользовался и «закосил». Мог в казино все свои гонорары проиграть.
- Лидеры той сборной Александр Хацкевич и Валентин Белькевич, вечная ему память, из киевского «Динамо» - абсолютно разные по характеру?
- Оба классные ребята. Хацкевич, на всякий случай, перенес два гепатита и такую карьеру сделал в Киеве. С их нагрузками. Валерий Лобановский был о нем очень высокого мнения. Не случайно Саша возглавляет сейчас киевское «Динамо». Валик Белькевич очень добрым был, отчего и страдал. Ни одной компании не мог отказать и умер в 41 год... Вспоминаю Сергея Шустикова, с которым столкнулся в «Торпедо-Металлург». Тоже проблема... Он мог либо пить, либо не пить вообще, когда кодировали. Конечно, это вина самих ребят, но людей надо беречь. От Шустикова просто все отвернулись. И потеряли человека.
- Эдуард Малофеев обвинял Белькевича и Хацкевича в предательстве, когда Белоруссия проиграла Украине в Минске в отборе на чемпионат мира-2002.
- Меня тогда не было в сборной. Всё могло случиться. Они же в Киев возвращались. Помните же, какие отношения были у Малофеева и Лобановского? Когда Валик и Саша уезжали из сборной, Малофеев их всегда напутствовал: «Лобановскому привет, - потом делал паузу. ­- Не передавайте».

По московской дружбе «Зенит» не пустили в Лигу чемпионов

- В сборной вы «засветились» и появились серьезные предложения?
- Из «Шахтера» звонил Виктор Носов (легендарный тренер «горняков» 70-80-х годов, в то время занимался селекцией. - Прим. автора), звали на просмотр и в киевское «Динамо», в российской прессе даже об этом писали. «Шериф» тренировал тогда белорус Сергей Боровский - тоже приглашал. Вроде бы из «Торпедо» интересовались.
- Не поверю, что выбрали «Зенит» из-за графы в паспорте «место рождения»?
- В «Зенит» меня первый раз звал ещё Анатолий Бышовец в середине 1998-го. Рекомендовал же меня Вячеслав Мельников, он ездил на матчи сборных, искал игроков. Двадцать лет назад мобильных телефонов почти ни у кого не было. Я жил тогда с девушкой, из Питера позвонили на домашний телефон - она согласилась (смеется). Тогда никто не торговался, пять тысяч долларов зарплата и всё. А Петербург всё-таки - это Петербург, без всякой иронии.
- Вы не играли в победном финале Кубка России в 1999-м, но премиальные получили наравне со всеми?
- Не секрет, что игроки основного состава получили по 20 тысяч долларов. Я вроде меньше, сейчас точно не помню.
- И как их потратили? Покойный Геннадий Попович рассказывал, что купил квартиру на Гражданском проспекте, а герой финала Александр Панов - BMW, который не так давно угнали.
- Панов сейчас спартаковец... Я тоже вложил в недвижимость, купил квартиру в Приморском районе. Там вообще процентов 70 футболистов «Зенита» жили или снимали. Логично, близко от базы в Удельной.
- В то время «Зенит» называли «украинским», это не преувеличение?
- Дружная была команда. Сейчас смотрю телевизор, на эту политику и просто... слов нет. У меня со всеми украинскими ребятами были и остаются прекрасные отношения. Пошутить мы могли друг над другом. А так, и в комнатах жили вперемешку, пиво вместе пили. Несколько лет назад праздновали очередную дату победы в Кубке, Роман Максимюк из Луцка прилетал, останавливался дома у Андрюхи Кондрашова.
- В 2001-м «Зенит» мог завоевать серебро, но в последнем туре «Спартак» и «Локомотив» сгоняли «договорняк», хотя этого никто не доказал и не докажет?
- А вы сомневаетесь?! Такой пенальти смешной «организовали» (защитник Стрельцов сыграл рукой. - Прим. автора). «Локо» выиграл, а «Спартаку» ничего не нужно было. По московской дружбе решили не пускать «Зенит» в Лигу чемпионов. Это же были большие деньги. Хотя и бронза для нас, при средненьком бюджете, - огромное достижение. Мы уверены были, что клуб будет поступательно двигаться вперёд, никто же не знал, что Юрий Андреевич заболеет. Петр­жела на сливках Морозова потом команду отстроил.
- Помните, как называл вас президент «Зенита» Виталий Мутко?
- «Наш Верон».
- Льстила такая оценка босса?
- Мне больше Дидье Дешам нравился, он под мою фактуру подходил. Виталий Леонтьевич, может, не совсем представлял игру Верона? А вообще, нынешний «Зенит» должен быть благодарен Мутко. С него началось возрождение? И ведь не было никого апломба, приезжал на базу, играл в футбол. Потом в бане могли собрание провести.
- Семейная атмосфера.
- Именно. Юрий Андреевич Морозов с возрастом изменился по сравнению с тем, что о нем рассказывали. Кто приспособился к нагрузкам - вообще никаких проблем не было. Тренировки шли короткие, но интенсивные. И был результат. Кто заиграл в «Зените» из питерских после Аршавина, Кержакова, Быстрова, Денисова, Малафеева? Никто! Может, Ригони лучше Аршавина? Сомневаюсь. Юрий Андреевич давал всем шанс.
- Особенно прыжковыми упражнениями?
- У кого были проблемы со связками - жаловались. Кобелев например. Морозов щадил таких игроков.
- Весной 2002-го в Питере негде было тренироваться и «Зенит» отправился в Киев.
- Мы проводили совместные тренировки. У Лобановского и Морозова - абсолютно схожие требования. Мы так здорово подготовились, что из Киева сразу полетели в Ростов и там их обыграли.
- Познакомились с Лобановским?
- Успели. Он ведь через два месяца ушел из жизни. Идём в баню, навстречу Лобановский. Остановился, поговорили. Спросил: «Нравится ли вам база?». Ещё бы! После нашего «сарая», Конча-Заспе показалась раем. С Юрием Андреевичем они постоянно уезжали в Киев. Общались. Это были такие тренеры, как бы вам сказать... При этом даже выпившими их никто не видел. Может, это был такой подход к творчеству? Ну и стрессы, конечно, постоянные.

Сейчас футбол в регионах никому не нужен, а это огромный потенциал

- Из «Зенита» ушли из-за Властимила Петржелы?
- У меня заканчивался контракт. Агент Коля Шпилевский (он с Глебом работал) предложил поехать на Кипр, а затем перебраться в Грецию. Звоню Мутко, спрашиваю: «Что делать?» - «Возвращайся в Питер, переподпишем».
- Что же помешало?
- Не ко мне вопрос. Выхожу из самолёта, покупаю газету и глазам не верю. Список футболистов, выставленных на трансфер. Я в их числе. Юридически на подкопаешься, но осадочек остался. Петржела со мной даже не разговаривал.
- Последним вашим клубом был запорожский «Металлург».
- Меня туда позвал Анатолий Юрьевич (белорусский тренер. - Прим. автора), которому помогал... Кононов. В последних турах боролись за выживание. Матчи начинались в одно и то же время, а хотели знать результат параллельного матча конкурентов. И что придумали…
- Что же?
- Договорились с соперником и вышли в одинаковых гетрах. Судья увидел, отправил в раздевалку переодеваться. На четверть часа время затянули и корректировали по ходу результат. 3:2 выиграли и в «вышке» остались. Конечно, я мог бы ещё играть и играть. Здоровье оставалось, выносливость, но мотивацию потерял, поэтому и закончил в 31 год. Это была моя ошибка.
- Правда, что вы открыли магазин, ресторан и даже джаз-клуб?
- Вокруг футболистов всегда появляются люди, которые пытаются распорядиться их деньгами. Не всегда эти люди бывают порядочными. Ресторан работал на протяжении девяти лет. Магазин-салон сантехники еще открывали. Автосалон BMW вместе с Андреем Аршавиным.
- С Аршавиным?!
- Да, мы были партнерами, почему вас это так удивляет? Сейчас проект закрылся. Может, ещё получится перезапустить. Хотя шансов мало. Поучительные для меня истории. Вообще, на мой взгляд, спортсменам нужно объяснять, как распоряжаться заработанным капиталом.
- Кто это должен делать?
- На уровне клуба, наверное. Может, привлекать к проектам, приносящим прибыль и не имеющих таких рисков.
- Судейство в вашей карьере вы не любите вспоминать. Почему?
- Там сплошное кумовство. Согласитесь, судьей стать проще, чем футболистом? Изучите питерский футбол. Сейчас судят дети своих отцов, у них родятся сыновья - тоже будут судить. Закрытая структура.
- Через 20 лет вернулись в Таганрог и что увидели?
- Изнутри посмотрел футбол глубинки. Я проанализировал бронзовый состав сборной России 2008 года. Несколько человек прошли второй дивизион. Жирков - Тамбов, Аршавин - «Зенит-2», Колодин - волгоградская «Олимпия», Игнашевич - Орехово-Зуево, еще Кержаков начинал в «Светогорце» (Александр не играл на Евро-2008. - Прим. автора). Это огромный потенциал! Сейчас футбол в регионах никому не нужен. Лучше залатать дорогу на полгода, потом снова начинать осваивать деньги, чем вложить их в детский футбол. Может, по разбитым дорогам несколько лет поездить, но детей оторвать от улицы?
- На какие средства существовал «Таганрог»?
- Исключительно на бюджетные. Спонсоров не было. Хотя в городе есть предприятия, которые могли бы помочь. Серьезные структуры. «Красный котельщик» принадлежит холдингу «Силовые машины» Мордашова, таганрогский металлургический комбинат - холдингу Пумпянского. Но их же недостать. Директора наемные, отбрыкиваются от соцпакетов. «Мы даём рабочие места городу и отстаньте от нас», - такая логика. Нет рычагов, чтобы на них надавить. А деньги совсем небольшие нужны.
- Небольшие? Всё познается в сравнении.
- В зоне «Юг» можно создать неплохой клуб с бюджетом 30-35 миллионов рублей, а у «Ленинградца», например, бюджет сто миллионов. Если вырастить одного Кириченко за пять лет, то окупятся и моральные, и материальные затраты.
- РФС помогает периферийным клубам?
- Мне помог Виталий Леонтьевич. Через него Таганрог включили в программу чемпионата мира. Создали инфраструктуру, хороший стадион построили, который сейчас пустует. Вот вам и наследие. Вложили 500-600 миллионов и всё простаивает! Идеальный натуральный газон, где играть ещё в футбол, если не в Таганроге? Пусть министр спорта приедет, посмотрит. Нужно, чтобы работал закон о спорте.
- Чем сейчас занимается Борис Горовой?
- Планирую вернуться в футбол. В прошлом году я получил тренерскую категорию «А», учился не в Москве, а в Белоруссии. Есть вариант в ближнем зарубежье. В ближайшие две недели всё должно решиться.
Алексей ПАВЛЮЧЕНКО.


Из досье «Спорт уик-энда»
Борис Горовой
Родился 8 апреля 1974 года в Ленинграде. Воспитанник футбольной школы Таганрога. Амплуа: полузащитник.
Выступал за: «Торпедо» (Таганрог, 1991, 1992-1995); «Ведрич» (Речица, 1992); МПКЦ (Мозырь, 1995-1997); «Торпедо» (Минск, 1998, все - Белоруссия); «Зенит» (Санкт-Петербург, 1999-2002); «Торпедо-Металлург» (Москва, 2003); «Волгарь» (Астрахань, 2003); «Металлург» (Запорожье, Украина, 2004).
Обладатель Кубка России (1998/99), бронзовый призер чемпионата России (2001), финалист Кубка Интертото (2000) и Кубка России (2001/02). Чемпион и обладатель Кубка Белоруссии (1996). В сборной Белоруссии - три матча. В качестве арбитра обслуживал матчи региональных соревнований и второго дивизиона (2006-2009). Тренер и генеральный директор ФК «Таганрог» (2011-2014).

©2019 Спорт уик-энд.