Георгий Ярцев умер на 75-м году жизни. Сегодня в манеже «Спартака» прошла церемония прощания, Ярцев будет похоронен на Преображенском кладбище Москвы. Экс-защитник сборной России Вадим Евсеев после церемонии прощания с Георгием Ярцевым вспомнил о своем самом главном наставнике в футбольной жизни.

- Кем был для вас Георгий Александрович?

- Он дал мне дорогу в большой футбол. Не только мне, многим молодым ребятам. Ко мне относился всегда любя, я ему за это благодарен. Очень тяжело переношу утрату. Он был очень открытым, добродушным человеком. Душа компании. Всегда, где он находился, была приятная обстановка, доля юмора. Знаете, мне было с ним очень легко.

- Что вы переняли из тренерского мастерства, что будете практиковать в своей карьере?
- Отношение к футболистам. Быть всегда открытым, говорить то, что думаешь, не юлить. Светлый человек был. Когда встречались, что-то вспоминали. Не было такого, чтобы на кого-то повышал голос, еще что-то… Для меня это очень тяжело, он мне многое дал. И в «Спартаке» первая игра при нем. Шел на похороны и вспоминал о нем: Георгий Саныч брался за самые тяжелые команды, ему их давали. Там, где были проблемы, звали его - в «Динамо», в «Роторе», в сборной… Он никогда не боялся сложностей, доверял молодым и ветеранам.

- Что вспоминается в первую очередь - первая игра в «Спартаке» или тот матч в Кардиффе против Уэльса?
- Первая игра в «Спартаке». Это первый опыт. Помнится и первый вызов за основную команду после сборов в Израиле - мне дали шанс, я им воспользовался. Случай, но Георгий Саныч мне его дал.

- Что вспоминается из его слов о матче в Кардиффе с Уэльсом?
- У меня, слава богу, было много решающих. И тренеры - что Романцев, что Ярцев, что Семин — много не говорили. Называли состав, пара фраз - и этого достаточно. Команда понимала то напряжение - и ничего лишнего говорить не требовалось.

Футбол Евсеев Вадим Ярцев Георгий
 
 

СМИ2

 

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в пятницу,

7 октября