Полузащитник «Зенита» и сборной России в интервью «Спорт-экспрессу» откровенно рассказал о депрессии после возвращения в питерский клуб, мыслях о смене команды, дружбе с Дзюбой, встрече с Песковым и многом другом.

— Вспомни, когда ты рефлексировал — как это было?

— Для меня самый тяжелый момент был, наверное, когда я перешел в «Зенит». В «Сочи» был лидером команды, всегда играл, обо мне постоянно говорили СМИ. Перешел в «Зенит», поначалу не играл. Первые полгода мне моя игра вообще не нравилась. Не мог понять, что со мной происходит, у меня была депрессия, сильно в себе копался. Большой клуб и маленький — это огромная разница. Плохо сыграл — сразу куча сообщений в директе Instagram, и ты это с непривычки читаешь. Сейчас уже ничего не читаю, - приводит слова Андрея Мостового sport-express.ru.

— Этим летом ты мало играл и мог уйти из «Зенита». Расскажи.

— Да, мог уйти. Все началось со старта сезона, игра с «Химками», вышел в основе, а после этого, по-моему, матчей пять я выходил на две-три-пять минут. Это было странно для меня. Был очень злой, лето было очень тяжелое. Созвонился с агентом, сказал, что, видимо, надо что-то менять, на меня тут не рассчитывают: я должен был на Евро-2020 поехать, а тут по пять минут выхожу. Появился вариант с «Локомотивом», воспитанником которого я являюь, пообщались. Я разговаривал с Сергеем Богдановичем раза два-три, наверное. Но мне объяснили: «Андрей, времени не теряй, ты нам нужен, ты остаешься. Не такие там деньги». Время прошло, сейчас в «Локомотиве» вон что творится... Думаю, это был правильный выбор — остаться.

— Момент, когда ты был максимально близок к срыву?

— После домашнего матча с ЦСКА, когда вообще не вышел на поле. Игра закончилась, сразу в раздевалку пошел, переоделся и уехал как можно быстрее. Все это в Питере, а вся семья и все друзья в Москве. Морально было тяжело. Сидел дома, ничего не делал. Как у тебя в футболе все происходит, так и в жизни. Когда что-то не складывается — депрессуешь.

— Ты сказал про сложное лето. Потом, ближе к осени, пришел Клаудиньо. Что ты думал в тот момент?

— В том-то и проблема, что и без Клаудиньо было все не очень. Наоборот, когда он к нам пришел, я осенью довольно много играл в Лиге чемпионов и в чемпионате России. Клаудиньо — вообще топ, он мне очень нравится. Дай Бог, чтобы он развивался у нас, и дальше поехал в более сильный чемпионат. Самое главное по бразильцам — они все парни крутые, вот реально. Бывает, когда бразильцы играют — русские не играют, бывает противостояние легионеров против россиян, а у нас этого вообще нет. Все друг друга всегда поддерживают. Если у них травма и они не играют, всегда радуются твоим успехам. Легионеры, наверное, в чем-то сильнее и играют больше.

- Почему продлил контракт  с «Зенитом»?

— Я не надолго его продлил. У меня оставалось еще два года, плюсанул год всего. Это был контракт, который я подписывал еще в «Зените-2», при этом уже в сборной играл. Там был такой период, когда я забивал почти в каждой игре. На позитиве продлил, потом спустя два месяца ситуация изменилась. Но я тогда об этом не думал. Думал, что потихоньку начинаю играть в основном составе, забивать, что дальше все попрет.

***

— Что ты думаешь по поводу ухода Дзюбы?

— Этой зимой не верю.

— Почему?

— Для меня это будет странный выбор. В СМИ какие-то слухи про «Рубин» обсуждались. Знаю, что с Леонидом Викторовичем у них теплые отношения, но, мне кажется, Артему это сейчас не надо.

— Почему?

— Не думаю, что «Рубин» сейчас на коне. У Артема остается полгода до конца контракта. Я надеюсь, что «Зенит» станет чемпионом. Еще одно чемпионство — логичнее было бы, если бы он остался.

— Говорят, что Дзюба на скамейке — это опасно.

— Для кого?

— Для коллектива.

— Он нормально себя ведет. Но иногда я вижу, что он очень сильно злится.

— В чем это проявляется?

— Взгляд, общение. Но это нормально. Какой футболист будет доволен, если сидит на скамейке? И тренер это понимает.

— Матч с «Уралом», когда заменили Дзюбу и Ракицкого. Что происходило?

— Я зашел в раздевалку, переоделся и ушел разминаться. Ракицкого вообще могли удалить тогда. А у Дзюбы, может, игра просто не пошла.

***

— Нелюбимые вопросы журналистов?

— Не люблю, когда сравнивают с Александром Мостовым. И еще когда спрашивают про Дзюбу, а делают это постоянно.

— Было ли хоть одно интервью, чтоб тебя не спрашивали о Мостовом?

— Сейчас, по-моему, не было, но вы в конце все испортили (смеется). А так, если большое интервью, то меня про него всегда спрашивают. У меня даже было когда-то интервью с самим Мостовым. Он про себя задавал вопросы, к примеру — в какой рекламе он снимался в 1999 году. Мне два года было, откуда я знаю?

— Есть ли вопрос, который ты от нас ждал или хотел услышать, но не дождался?

— Ждал сравнения Черчесова и Карпина и вопрос о лимите.

— А по поводу Дмитрия Пескова?

— Все, закончили (смеется).

— Что тебе прилетело в Instagram, когда ты выложил фото с Песковым?

- Много хорошего и плохого. Пообщались, познакомились. Шоу (ледовое шоу Татьяны Навки «Лебединое озеро») красивое, но тяжеловато для меня. То, как это сделано — красиво, но если прямо погружаться, то балет на льду — тяжело, а фото с Песковым — вишенка на торте.

Футбол Зенит ФК РПЛ Мостовой Андрей
 
 

СМИ2

 

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в понедельник,

15 августа