Полузащитник «Алании» Ибрагим Цаллагов  перешел в «Зенит» 30 декабря 2016 года, но не смог закрепиться в составе. В результате началось скитание по арендам – в московское «Динамо» и в «Рубин», а в июле 2019 года он перешел в ФК «Сочи», за который отыграл 100 матчей. Однако и там не сложилось. Из «Сочи» Ибрагим уходил странно: перед этим его — якобы после драки с защитником Дркушичем — ссылали в дубль. Ну а в июне 2023 года он вернулся в родной Владикавказ на правах свободного агента, подписав трёхлетний контракт с «Аланией».

— Этим летом ты оставил «Сочи». Когда понял, что придется искать новую команду?

— В начале весны. Были обстоятельства, по которым можно было понять: «Сочи» не хочет меня оставлять. Я потерял игровое время, - цитирует Цаллагова sport24.ru.

— Твой последний сезон в «Сочи» овеян огромным количеством слухов. Хочется во всем разобраться.

— Давай.

— В 2022-м вы с Федотовым выиграли серебро, Валентиновича сменил Вадим Гаранин. Писали, что у вас почти сразу случился конфликт: мол, тебе не нравился футбол Гаранина.

— Как говорится, слышат звон, но не знают, где он. Когда Гаранин ушел, до меня доходили слухи, что чуть ли не я его убрал. Но у нас были чисто рабочие отношения.

— Объясни.

— Валентиныч оставил боеспособную, сбалансированную команду. Но после его ухода пришло много молодых ребят. Они сильно разбавили коллектив, скорости на тренировках упали. Товарищеские игры на сборах мы играли по старой схеме, федотовской, а на каждой тренировке пробовали схему Гаранина. Я был не против. Еще со времен Федотова на мне как на опорнике лежала функция подсказа. Я контролировал, чтобы ребята на поле действовали в унисон: поднимались в атаку, опускались в блок. Думал, эти функции на мне и остались, потому что руководство нас уверяло: Гаранин не будет сильно перестраивать нашу игру.

— А как было на самом деле?

— Возникали вопросы, на теориях я спокойно задавал их, чтобы понимать, что вообще от меня теперь требуется. Не могу сказать, что получал ответы на все, но общение проходило в рабочем режиме, мои вопросы к футболу Гаранина имели место быть. Я начинал сезон опорником, забил первый гол «Сочи» в матче против «Торпедо». Игра с ЦСКА, выхожу там же — тут возникают проблемы с правым латералем, и меня переместили играть туда. Как считаешь, стал бы тренер закрывать мною проблемные позиции, если бы я ему мешал, как писали? В матче со «Спартаком» я повредил ключицу и два месяца не был на выездах, теориях и тренировках — занимался здоровьем. Гаранин даже приезжал ко мне — интересовался, как дела. Но некоторые люди почему-то хотят сместить акцент на меня — типа, я мешал тренировочному процессу. Пока я был здоров — мы выиграли три игры из четырех. Не мешал же никому? А потом, когда восстановился (специально делал это в ускоренном режиме), бегал с железкой в ключице. Снова вопрос: если я мешаю тренеру — почему он не воспользовался моментом? Не хотел бы меня ставить — сказал бы просто: «Ибрагим, вылечи ключицу, а потом играй».

— После Гаранина «Сочи» возглавил Бердыев. Правда, что о его назначении просили вы с Джанаевым и Нобоа?

— Тренерским вопросом занимались руководители. У нас только спросили мнение по поводу кандидатуры Бекиича. А СМИ расписали так, будто Бердыева позвали из-за нас троих.

— Почему он ушел спустя всего три месяца после назначения?

— У меня все еще нет ответа на этот вопрос. Бекиич просто пришел на собрание и сказал, что уходит. Руководство нам тоже ничего не объяснило, не посчитало нужным.

— Главным стал его помощник Хохлов, который спустя месяц после своего назначения отправил тебя в дубль. Вроде как за драку с Дркушичем.

— Во-первых, никакой драки не было, только разговор на повышенных тонах. Мы с Ваней сразу пожали руки, претензий не было. Футбол — эмоциональная игра. Ваня неравнодушен, я — тем более. Во-вторых, Хохлов не мог меня отстранить, потому что тогда он был исполняющим обязанности. А по поводу инцидента с Ваней: такое бывает, просто руководители захотели на этом сакцентировать внимание.

— Выходит так, что тебя просто выдавливали из клуба.

— Именно. Искусственно лишали игрового времени и приписывали мне конфликтные ситуации внутри команды. Но время показывает, что проблема заключалась не во мне. А их сегодняшние результаты — налицо.

— В «Сочи», как это часто бывало, ты перешел из «Зенита». А как в 2017-м оказался в Питере?

— О предложении «Зенита» узнал на отдыхе в Лос-Анджелесе. Помогал с переходом мой друг и агент Джамал Акаев. Он на протяжении почти года отправлял «Зениту» нарезки с моих игр. Так мною в Питере и заинтересовались.

— Почему ты провел за «Зенит» всего 8 матчей?

— Просто не повезло. Я пришел, когда главным был Луческу. Из восьми игр, которые я при нем сыграл, команда не проиграла ни одной. В итоге заняли третье место — и Мирчу уволили. Для «Зенита» это плохой результат. Пришел Манчини — при нем шансов закрепиться не было вообще. Он даже не смотрел в мою сторону. На первой же тренировке отсеял тех игроков, которые ему неинтересны. Мол, «отойдите в сторонку». Манчини купили новых игроков, под них надо было освободить место. При этом напрямую мне никто не говорил, что я не подхожу. Ходили вокруг да около. Не ожидал, что моя история в «Зените» так быстро закончится. Только купил квартиру в Питере — как вдруг пришел Манчини. В итоге пожил в ней всего две недели.

— При Роберто тебя дважды отправляли в аренды, но окончательно ты ушел из «Зенита» уже при Семаке.

— Да. Как только команду возглавил Семак, он сразу же дал понять: мне нужно искать новую команду. К Семаку ноль вопросов — в цвет сказал, как есть, не ходил вокруг да около, как Манчини. Сначала я поехал в аренду в «Рубин», а потом уже случился трансфер в «Сочи».

— Клуб называли фармом «Зенита», да и сейчас продолжают. Вас ведь тогда реально целая толпа из Питера приехала.

— Честно, не очень понимаю про фарм. Мы побеждали «Зенит»? Побеждали. Да, из «Зенита» в «Сочи» в какой-то момент пришло много игроков. Но кто откажется от качественных футболистов? Я лично всегда выходил на «Зенит» с особой мотивацией.

Футбол Зенит ФК Сочи ФК Цаллагов Ибрагим
 
 

СМИ2

 

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в понедельник,

24 июня