Защитник «Зенита» - о разочарованиях от выступлений на Туманном Альбионе

В середине 60-х ленинградский «Зенит» не входил в когорту лидеров отечественного футбола. Удивительно, но при этом левый защитник Василий Данилов регулярно вызывался в сборную СССР. Перед ЧМ-1966 был проведен опрос самых авторитетных специалистов, которым предложили составить оптимальный состав команды, и 11 из 14 экспертов поставили зенитовца в стартовый состав.
- Многие отмечают, что вы опередили свое время. Подключаться к атакам защитники начали во времена «тотального футбола» в 70-е годы, вы практиковали нечто подобное еще в 60-е…
- Так ведь я нападающим начинал. Это уж потом меня в защиту отрядили. Тренеры заметили, что и отбор мяча у меня получается, и голова дана не только для того чтобы бороться за верховые мячи. Скоростными качествами природа не обделила. На одном из предсезонных сборов в Абхазии ко мне даже подошел легендарный ленинградский тренер Виктор Алексеев, предложил вообще бросить футбол ко всем чертям и перейти к нему в школу легкой атлетики.
- Какой матч на ЧМ-1966 был для вас самым трудным?
- Четвертьфинал против венгров. Накануне этой встречи главный тренер сборной Николай Морозов как-то ненавязчиво поинтересовался моим самочувствием. Мол, буду ли спокойно спать. И добавил: «Спи, спи, но, если Бене забьет, уж извини!» Нужно сказать, что игра Бене, которого мне поручили опекать, в матче со сборной Бразилии произвела сильное впечатление. На пару с Альбертом они разорвали защиту действующих чемпионов. Мы выиграли, но на мою беду, Бене, которого опекал, и нам забил.
- Это не помешало сборной СССР одержать победу и выйти в полуфинал…
- В концовке нам просто повезло. Венгры возили нас и только чудом не забили. Можно сказать, отскочили.
- До сих пор много кривотолков вызывает игра Хурцилавы в матче за третье место, когда он уже на 12-й минуте привез пенальти…
- Мы с Муртазом в Англии жили в одном номере. Он вообще не хотел играть против португальцев, говорил, что эмоционально выхолощен после полуфинальной битвы с немцами. Только Морозов и слушать не захотел, да и особого выбора у него не было.
- С Яшиным за спиной защитники чувствовали себя спокойнее, чем с Кавазашвили?
- Как раз наоборот. Безусловно, Яшин - великий вратарь, но в 1966 году он был уже на сходе. А Кавазашвили в тот сезон был очень хорош. Он должен был стоять в полуфинале, но тренеры сборной не рискнули оставить Яшина в запасе.
- Четвертое место, занятое на ЧМ-1966, до сих пор остается лучшим результатом сборной СССР. А как расценили его в то время?
- Перед отъездом в Англию руководство твердило: «Выйдете в четвертьфинал - вернетесь домой героями». После победы над венграми мы даже шутили: «Пора дырки под ордена на пиджаках прокалывать!» А оказалось, что даже премии за четвертое место нам не полагались. Подсуетились только руководители московского «Торпедо», которые вручили ключи от новых машин Воронину и Метревели. Остальным вручили билеты до родных городов - и до свидания. Я даже чуть не опоздал на ленинградский рейс.
Борис ХОДОРОВСКИЙ.

Футбол Данилов Василий
 
 

СМИ2

 

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в пятницу,

12 августа