Кубок Канады - 1987. Как это было

В продолжение интервью, начало которого было опубликовано в предыдущем номере, олимпийский чемпион поделился воспоминаниями о Кубке Канады-1987,на котором в последний раз встретились в составе своих сборных все лучшие хоккеисты СССР и Канады.

 

За нами постоянно следили люди из КГБ

- Анатолий Анатольевич, атаковали ли вас на Кубке Канады менеджеры, скауты клубов НХЛ - «железный занавес» начинал понемногу приоткрываться?
- Честно скажу, нет. Время было другое, за нами постоянно следили люди из КГБ. И это считалось нормально. Генменджеров и скаутов мы точно рядом с собой не видели. Только агентов, которые хотели, чтобы хоккеист заключил с ними договор. Естественно, не за бесплатно. Но ничего особого страшного не происходило…
- Провокаций, как говорили раньше?
- Да, провокаций. Ко мне, например, никто не просачивался в номер и не уговаривал: «Оставайся, и мы тебя озолотим, сделаем звездой».
- Кстати, Фетисову, Ларионову пришлось в свое время буквально пробивать стену, чтобы получить разрешение на отъезд в НХЛ из ЦСКА и от Тихонова. А про скандалы в «Динамо» с отъездом никогда не было слышно.
- Я как раз был первым игроком из «Динамо», который уехал в НХЛ.
- И никаких препонов вам не ставили?
- Нет. Все было спокойно. Юрзинов сказал: «Вот, выиграем чемпионат, и я тебя отпущу». А потом, когда все свершилось, мы с «Динамо» договорились, что я отдаю 50 процентов своего контракта клубу. На таких условиях мы все и порешили.
- Обидно было?
- Конечно (смеется). Но был готов терпеть и пробиваться дальше. Хотя, считаю, это было несправедливо. Я 11 лет выступал за клуб, старался отдать ему все. Это не то, что сейчас: молодые уезжают через год после попадания в «основу».

 

За победы машины не дарили, только возможность купить их без очереди

- Вернемся к Кубку Канады. Погулять в перерывах между матчами хотя бы удавалось?
- Да, могли вечером где-то прогуляться. Только желательно, чтобы это была какая-то группа. Мы, например, собирались своей динамовской тройкой или пятеркой и спокойно полчаса могли походить и подышать воздухом. Но, естественно, существовали жесткие правила: время отбоя, время отдыха. Надо было готовиться, и тренерский штаб за этим внимательно следил.
- Была ли у игроков сборной СССР какая-то материальная стимуляция, говоря современным языком, за участие в Кубке Канады?
- Конечно. Но точно не в тех объемах, как делается сейчас. Даже не сравнить! Нам машины никто не дарил. Скажу так, за победу на Олимпиаде-1988 нам просто дали возможность приобрести автомобиль без очереди.
- За свой счет, разумеется.
- Да, конечно, вот такая была стимуляция. Но время, повторяю, совсем другое. Мы больше играли за флаг, хотя это и звучит немного пафосно. Но правда! Деньгами не все мерилось! То, что тебя вызвали в сборную, защищать честь страны - уже такая радость, счастье, самоуважение. А если еще и победишь, то вообще…
- Начало турнира сложилось для сборной неудачно, проиграли шведам 3:5. Кто-то из игроков потом вспоминал, что команда рано расслабилась после быстрого гола Каменского.
- Подробностей этой встречи в деталях уже не осталось в памяти. Надо посидеть, вспомнить… Но, конечно, бывало у нашей сборной: где-то забили быстро, подумали, что проблем с соперником не возникнет, расслабились. Но, тем не менее, считаю, что этот турнир команда провела на очень высоком уровне. Старались, выкладывались до конца, несмотря на не самое объективное, мягко говоря, судейство.
- Как Тихонов реагировал на поражения? Каждая неудача сборной СССР для него была катастрофой?
- Не знаю насчет катастрофы. Но, конечно, очень сильно переживал. Это было видно, да и не только он, все ребята то же. Понятно, что все хотели выиграть.

 

Когда Лемье забивал победный гол, судья пропустил два нарушения - на Быкове и Стельнове

- Достаточно грубым получился матч с американцами на предварительном этапе. Можно ли сравнить Кубок Канады с той же Суперсерией-1972, когда канадцы откровенно выносили Харламова? Или североамериканцы уже начали играть по-джентльменски?
- Нет, все то же самое. Вспомните Кубок Канады-1984, когда Вовке Ковину клюшкой рассекли всё лицо. И даже не последовало никакого удаления. И в 1987 году, когда Марио Лемье забивал гол, решивший исход серии, после вбрасывания в их зоне было два удаления, которые судья пропустил: одно на Быкове, другое - на Стельнове. Зацеп, подножка. Хоккей был в десятки раз жестче. Сейчас все намного спокойнее. Единственное, что массовых драк не происходило, как в 1972 году. Так отдельные стычки.
- Как, кстати, Тихонов относился к дракам? Они допускались или следовало наказывать соперников за грубую игру голами?
- Прежде всего, терпеть и наказывать голами. Но нельзя было и в обиду давать своих партнеров, требовалось их защищать. Но не грязным путем, какими-то драками. Просто играть пожестче, встречать соперника в рамках правил, силовым приемом, в «тело», без прокатов... Но, чтобы специально ломать противников, бить - об этом речь, естественно, не шла.
- В турнире вы играли динамовской тройкой, только вашего привычного партнера Сергея Яшина заменил Ломакин.
- Да, вместо него к нам попал Ломакин. Потом Саша Семак, когда Светлову руку сломали на групповом турнире, к нам присоединился. Найти общий язык с «игровиком» не так сложно. Что касается меня, то в плане статистики вроде получилось неплохо, набрал 7 очков на турнире. Но не сказал бы, что творил что-то особенное. Просто хотелось себя как-то проявить. И турнир знаковый, не так часто за карьеру приходится сыграть на Кубке Канады.
- Если объективно подходить к итогам турнира, СССР и Канада были на голову выше своих соперников?
- Наверное, да.

 

Только победой на международной арене можем вернуть свое реноме

- Получилось, что за короткое время советские хоккеисты сыграли шесть матчей с канадцами: два - выставочных, один - в группе, и три - в финале. Какой самый сложный для вас?
- Конечно, третий в финале, который решил судьбу серии. Ты проиграл, остается чувство обиды, горечи, осадочек. Считаю, мы могли бы выиграть, если бы судейство было немножечко на нашей стороне. Но жаловаться уже поздно, это хоккей, спорт, кто-то побеждает, кто-то - проигрывает. И мы, и канадцы играли на одном высоком уровне. Все решили моменты, где-то чего-то не хватило.
- Ходят легенды, что после третьего матча Тихонов хотел побить судью Дэвида Кохарски, который пропустил все нарушения своих соотечественников.
- Я этого не слышал. Наверное, это все-таки была шутка. Но, на самом деле, его хотели все наши игроки побить, не только Тихонов.
- Как руководство, федерация отнеслись к этой относительной неудаче?
- Естественно, руководство поставило за этот турнир сборной оценку «неудовлетворительно». Но в тоже время отметили, что все хоккеисты старались и проявили свои лучшие качества.
- Это были лучшие матчи за вашу карьеру?
- Наверное, да. Кубок Канады 1987 года - одно из самых значимых событий в моей жизни. Хотя каждая игра по-своему уникальна. Может, какой-то из матчей за московское «Динамо» можно поставить в этот ряд. Особенно, когда ты молодой, только пришел в большой хоккей, и гол с паса Мальцева всегда останется в памяти, потому что это начало твоей карьеры.
- Сейчас уже начали активно говорить о Кубке мира-2024. Верите ли, что Россия сыграет на нем?
- Пока ничего конкретного я не слышал. Это только разговоры. Но я за то, чтобы спорт был вне политики. Очень жалко, что приняты решения, после которых Россия и Белоруссия оказались удалены из международных турниров. Это очень несправедливо! Спорт есть спорт. Он, наоборот, сближает. Но если нас все-таки пригласят на Кубок мира, то я надеюсь, что мы подготовимся к нему и покажем свой лучший хоккей. Только победами можно вернуть свое реноме. Надо подойти к турниру очень серьезно и показать, чего мы стоим в большой игре.
Игорь ГУРФИНКЕЛЬ.

 

Хоккей Семенов Анатолий
 
 

СМИ2

 

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в пятницу,

9 декабря