ХОККЕЙ. Былое и думы

Во второй части интервью экс-тренер сборных России и Белоруссии вспомнил о своей работе на Олимпиадах в Турине и Солт-Лейк-Сити, рассказал, как пробивал себе дорогу Дацюк и чем отличается в молодости Овечкин.

 

Забыл даже какой рукой честь отдавать. Иду, а фуражка в руках

- Тренерскую карьеру вы начали в минском «Динамо». Сразу поняли, что это дело, за которое стоит браться?
- А вы знаете, как там оказался? В рижском «Динамо» возник конфликт и трех человек у нас отправили в армию. Мне уже было за 30, как раз собирался последний год отыграть и закончить. Не хотел дожидаться того, чтобы мне в спину свистели, кричали, мол, давай, старый, уходи.
- Понять можно.
- Тем более что я был капитаном коман­ды, серьезно готовился, хотел нормально отыграть. Но нашелся один «доброжелатель», который призывал молодых за меня не голосовать. Я когда узнал, сразу написал заявление. Юрзинов в это время где-то со сборной ездил, а начальник «Динамо» эту бумагу порвал. Я написал новую, и уже с ним пошел в совет «Динамо». Меня три дня уговаривали… В итоге объявляют: «Старший лейтенант Крикунов, завтра в 9.00 явиться на охрану границы Советского Союза»! Я обалдел!
- Понятная реакция.
- Надел форму, сел в машину, даже подстричься не успел, волосы длинные. Приехал в торговый порт. Подхожу к КПП, мне солдаты честь отдают. А я даже забыл, какой рукой надо в ответ. Снял фуражку, так и несу в руках. На меня все смотрят и не могут понять, что за офицер с такими паклями.
- Смешно.
- Но ничего, как-то дошел до начальника, представился. Доверили мне в результате пост технического наблюдения, где Даугава впадает в море. Следовало фиксировать все суда, которые туда заходят-выходят, передавать на КПП.

 

В Минске жили по американскому времени. Первая тренировка - в 12 ночи

- Долго пограничником отслужили?
- Месяца два. В августе люди из отпусков начали возвращаться, и я начальника заставы попросил отпустить меня на несколько дней. У меня к тому времени уже было предложение из Минска. Обратно в Ригу, конечно, не вернулся. В Белоруссии сказали: отыграешь два года и будешь тренером. Так и произошло: сначала год помощником отработал, потом меня уже главным поставили. Но, конечно, надо иметь характер, чтобы переходить на главного с роли второго. Тем более, если с большинством ребят еще недавно выходил на лед... Но ничего справлялся.
- Кстати, еще в конце 1980-х вы создали основу команды, которая в 2002-м году вышла в полуфинал Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити?
- Да. Через год понял, что со старым составом уже достигли максимума. Вроде подходим к Высшей лиге, но, оказавшись в переходном турнире, ничего сделать не можем. В итоге набрал 12 молодых игроков, с которыми уже встретился на Олимпиаде в Америке. Они к тому времени уже прошли огонь и воду... Кстати, в Америку мы приехали рано, еще до открытия Игр. В отборочном этапе обыграли французов, украинцев. Потихонечку двигались вперед.
- Вы специально так построили подготовку, чтобы набрать форму к плей-офф?
- Нет, мы вообще не планировали, что попадем в четверку. Главная задача была - попасть в основной турнир. Кстати, с Белоруссией у Солт-Лейк-Сити разница 12 часов, мы еще в Минске под это подстраивались. Первая тренировка начиналась в 12 ночи, вторая - в шесть утра. Когда в Америку прилетели, никакой уже адаптации не понадобилось. Нам было полегче, по сравнению с соперниками. Но все равно все шло плотно, впритык. Украину обыграли 1:0, французов - 3:1.
- Наверное, после этого и раскрепостились. Ведь за поражение от шведов в четвертьфинале вас бы никто не критиковал.
- Конечно, ведь шведы на групповом турнире обыграли Канаду 5:2 и все их называли главными претендентами на золото. А спустя четыре года, когда я работал в Турине с российской сборной, все получилось наоборот. Мы обыграли 5:0 шведов на предварительном этапе, потом в четвертьфинале канадцев. При этом «Тре Крунур», специально уступив словакам в группе, избежала до финала встречи с Россией и Канадой. А мы в полуфинале споткнулись на финнах.

 

Когда обыграли канадцев в Турине, показалось, что теперь и с остальными разберемся

- Ирония судьбы.
- Если в 2002 году четвертое место с Белоруссией - успех, то в следующем цикле все стало полным провалом. Но мы тогда были единственными, кто победил канадцев. Наверное, показалось, что теперь уже с остальными разберемся! Может, игроки себе немного лишнего позволили после той виктории, может, нет - не знаю... Но проиграли финнам в полуфинале, а потом уже практически вообще бросили играть.
- Понять можно, ведь мечтали о золоте.
- Я помню, что канадцы тогда бегали по олимпийской деревне, пытаясь срочно поменять билеты. Они ведь рассчитывали, что останутся там до финала…
- Вы в свое время говорили, что победа вам в чемпионате Словении далась труднее, чем с московским «Динамо». Почему?
- Потому что состав у нашего клуба «Есенице», был послабее, чем у главного противника - «Олимпии» из Люб­ляны. Они даже североамериканцев подвезли, за них выступал Нил Шихи, игрок сборной США, бывший энхаэловец… Седьмую встречу финала мы проводили в две пары защитников, да еще у Сергея Борисова рука оказалась разрезана, 30 швов. Но выстояли. Еще помню смешной момент...
- Расскажите.
- У нас было два вратаря. Один старый, страдал грыжей спины. Перед седьмым матчем подошел ко мне и говорит: «Тренер, я больше не могу»! А у второго голкипера «Есенице» проблемы с психикой. Если ему скажешь, что с самого начала выходит, то все - перетрясется, передрожит. А когда его с ходу выпускаешь - шлем на голову быстренько натянул, толкнул, вроде все нормально. Поэтому говорю основному вратарю: «Ты на старте выйдешь на несколько минут, а потом сменим».

 

Вскоре седьмой матч, а у нас основной вратарь в кафе с сигареткой

- Хитрый план.
- И вот, зная такую диспозицию, наш основной голкипер перед матчем уселся в кафе с сигареткой, кофе попивает. Заходят соперники, смотрят, обалдевают. «Не играю сегодня, приболел», - объясняет он. Но в старте, по нашей договоренности, появляется в воротах, и на меня все посматривает, когда замена? А я отворачиваюсь.
- Обманули парня?
- В итоге он весь первый период отыг­рал, пришел в перерыве в раздевалку и говорит доктору: «Коли в спину»! Короче, отыграл всю встречу и, когда дело дошло до буллитов, «Олимпия» уже поняла, что им ничего не светит - наш вратарь и в сборной был специалистом по штрафным броскам. А герою после чемпионства клуб подарил кафе. До сих пор и живет с этого.
- Почему, кстати, сейчас никто из российских тренеров не востребован за границей?
- Сейчас понятно, что никто не возьмет. А раньше…. В Германии, к примеру, канадцы правят бал. И никого не подпускают близко. Как и в НХЛ. Хотя я не считаю, что у них такие сильные тренеры. Просто постоянно своих подтягивают. Это ведь от них пошло: тренер по физподготовке, по защитникам, по нападающим, тренер на тренера и тренером погоняет. Один приехал - и десять за ним. Есть еще один фактор - у нас в КХЛ начали платить нормально. Поэтому никто, честно говоря, особо и не стремится за границу.
- Когда вы начинали, кто все-таки для вас был примером для подражания: Юрзинов, Тихонов?
- Они все разные. Кулагин, к примеру, больше психолог. Сильнее в этом был, чем в тактике. Тихонов, наоборот, грамотностью отличался в тактике, физподготовке, но к игрокам, возможно, не имел такого подхода как Кулагин. Юрзинов - такого же плана, но все-таки помягче к хоккеистам относился. У всех что-то подсмотрел: где-то срабатывает, в голове откладывается. Но у каждого тренера свой путь. Просто копировать никого нельзя.

 

После одного из сезонов в «Нефтехимике» у меня забрали сразу 20 игроков

- Любая копия хуже оригинала.
- Конечно. Надо все равно самому думать, творить. А у нас в КХЛ, как сейчас стало? Раз-два - и тренера нет! Не дают особенно работать! Получается, что ты сразу должен давать результат, а некоторых игроков еще не знаешь толком. В Советском Союзе, как было, - я работал семь лет главным тренером в минском «Динамо». И никто не думал менять. Просто платили четыре доллара в месяц. Как-то жить надо. Вот тогда и уехал в Словению.
- Из вашего опыта, сколько все-таки лет надо тренеру, чтобы создать команду, которую он хочет видеть?
- В нынешних условиях - три года. Понятно, что такие клубы, как «Магнитка», «Ак Барс», СКА, могут создать ее, собрать и за сезон. Но все равно надо как-то к хоккеистам привыкнуть, понять, кто подходит под твою систему игры, какие позиции усилить. Но это про богатые клубы. А когда у тебя денег нет, ты просто берешь, где чего отпало. Потом их у тебя уведут, как только чуть выросли. У меня один раз в «Нефтехимике» после сезона забрали сразу 20 человек. Иди, работай, забирай заново!
- Мочало, набирай сначала. Но вы умели находить игроков, в которых никто не верил. Как того же Дацюка.
- Да, мне его в Екатеринбурге порекомендовал тренер местной команды СКА. Говорит: «Васильич, посмотри, парня. Чего-то он прежнему тренеру, Сашке Асташеву, не нравился». Отвечаю: «Приводи». Я всегда на весенних сборах присматривал ребят: где кого можно найти, выцепить. Пришел Паша, посмотрели. Вроде неординарный парень, в футбол хорошо играет, выпустили его на лед, а там он вообще красавец!
- Представить можно.
- Но сколько я Якушева, который тогда тренировал сборную, уговаривал его посмотреть. «Да, ты что, какой Дацюк? У меня селекционный отдел, они все прошерстили, всех знают», - отвечал. Говорю: «Возьми, у тебя нет такого центрального». «Нет, не рассказывай, мне сказки». Кое-как уговорил. Пригласил он его в Финляндию, на этап Евротура. На сборе поставили Пашу в звено к Сушинскому, привычный их центр Прокопьев получил травму. И Максим после тренировки пошел к Якушеву и сказал: «Не надо больше никого другого искать, пусть этот парень играет».

 

Овечкин был готов тренироваться с утра до вечера, здоровье позволяло

- Сушинский быстро все понял.
- Потом мне Якушев рассказывал: «Когда он приехал, идет такой, я подумал, ты с ума сошел! Кого порекомендовал, какого-то инвалида? Взял в Финляндию, раз уж договорились. Поставил в пятое звено и даже не смот­рел за ним». Дацюк там так и катался… Потом Якушев удивлялся: «Где мой селекционный отдел, куда они смотрят»?
- Овечкин с самой юности был такой бесстрашный?
- Да, все время. Он жил хоккеем, готов был тренироваться с утра до вечера. Здоровье позволяло. Его Билялетдинов подтащил в «Динамо». Когда я пришел, Сашка уже находился в коман­де. Неуемная энергия, конечно! Да и талант, чего говорить. Таких ребят не надо особо ничему учить, у них все от головы идет. Главное - не мешать! Не давить, не душить! Только немножко направлять.
- Самая талантливая команда, с которой вы работали?
- Московское «Динамо», когда мы чемпионство взяли в сезоне 2004/05. У меня было тогда шесть равноценных звеньев. И я говорил ребятам, мол, играем пятерками, если уступили свой микроматч, в следующей встрече отдыхаете, будете сидеть, пока еще одно звено не закончит встречу с отрицательным показателем полезности. Мы могли такое себе тогда позволить. Очень сильная команда была.
Игорь ГУРФИНКЕЛЬ.

Хоккей Крикунов Владимир
 
 

СМИ2

 

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в пятницу,

10 февраля