О своих коллегах по комментаторскому цеху вспоминает постоянный автор нашей газеты.

- Братья Майоровы - удивительно талантливые люди. Мне они запомнились не только хоккейными достижениями, но и своей жизненной позицией. У них было обостренное чувство справедливости, которое частенько мешало добиться каких-то жизненных благ. Ни Борис, ни Евгений не могли предать. Они всегда резали правду-матку в глаза, что не нравилось руководству. Ни тренеру Анатолию Тарасову, который убрал Евгения из сборной в 27 лет, ни спортивному руководству, которому в бытность работником Госкомспорта и Федерации хоккея СССР подчинялся Борис, ни телевизионным начальникам обоих братьев.
С Женей мы встретили его день рождения в Лейк-Плэсиде, где работали на зимней Олимпиаде. Жили в одном двухместном номере, а соседний одноместный занимал Николай Николаевич Озеров, который и подтянул хоккеиста его любимого «Спартака» на телевидение. Еще раз мы долго делили номер во время командировки на футбольном Евро-1992 в Стокгольме. Любой, кто был знаком с Евгением Майоровым, отмечал его умение создавать уют в любом месте.
Во все поездки он брал с собой электрическую плитку и варил на ней картошку. И дело было не в желании сэкономить скромные суточные, чтобы привезти подарки всем родным и друзьям. Просто Евгений не воспринимал фаст-фуд, а предпочитал даже в гостиничном номере горячую пищу.
И еще одну отличительную черту коллеги подмечали телекомментаторы. Когда мы возвращались с каких-то крупных соревнований, позволяли отметить их окончание уже в полете. Конечно, не злоупотребляя, но и не отказываясь от предлагаемых бортпроводницами напитков. Все - кроме Евгения Майорова! Он говорил, что встречать в аэропорту его будет жена, и негоже, если от него будет пахнуть перегаром.
Вообще Вера Майорова оказала огромное влияние на комментатора Евгения Майорова. Она учила мужа грамотному языку, умению подать свои мысли. Сам Женя был очень обучаемым. Ему не была свойственна эмоциональность. В этом плане Борис, который также много комментировал футбол и хоккей, заметно отличался от брата. Стиль Евгения Майорова можно назвать лапидарным. Он, словно хороший редактор, чистил свои фразы прямо по ходу репортажа. Считал, что нет смысла засорять эфир ненужной информацией.
Вообще принципом советских комментаторов, который нынешние российские не взяли на вооружение, было «краткость - сестра таланта». Картинка не нуждается в словах. Во время повторов Евгений мог заострить внимание телезрителей на какой-то детали, которую мог подметить только профессионал высочайшего класса. На его репортажах могли учиться молодые хоккеисты. Он специально делал паузы в репортажах, чтобы не забивать головы телезрителей второстепенной информацией. Этот прием я позаимствовал у него и использовал в своих футбольных репортажах.
Благодаря Евгению Майорову в профессию пришли очень многие известные телекомментаторы. Своим учителем называл его Юрий Розанов. После конкурса, организованного при непосредственном участии Евгения Александровича, пришли работать на телевидение Тимур Журавель, Илья Казаков, Роман Трушечкин…
Борис ХОДОРОВСКИЙ.

Хоккей Орлов Геннадий
 
 

СМИ2

 

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в четверг,

8 июня