Из игроков, принимавших участие во второй для советского хоккея Олимпиаде 1960 года в Скво-Вэлли, в живых остался только Станислав Петухов. Именно на его глазах, по сути, и начиналась история больших побед «Красной Машины» - с национальной командой он побежал на Играх-1964 в Инсбруке и на двух чемпионатах мира - 1963 и 1964 годов.

 

Все шло из русского хоккея, фундамент - быстрое маневренное катание

- Станислав Афанасьевич, вы, как и большинство мастеров тех лет, разрывались между хоккеем и футболом?
- Да, конечно. Но успехи в хоккее сразу были повыше уже в юношеском возрасте. Да и больше симпатии испытывал к этому новому для страны виду спорта - для мальчишек очень интересный, задорный. На каком-то этапе еще продолжал совмещать, но когда попал в команду мастеров «Динамо», главный тренер Аркадий Иванович Чернышев и новые друзья в коллективе предупредили, что в футбол пробиться намного сложнее. Тем более что к тому времени я хорошо катался на коньках, неплохо владел клюшкой. А в игре с мячом у меня имелись изъяны в техническом плане.
- Нынешнему поколению трудно понять, как советским игрокам удалось за такой короткий срок подняться в элиту хоккея. Только в 1946 году начали культивировать этот вид спорта, а спустя семь лет уже громили непобедимых канадцев на чемпионате мира.
- Изначальная была хорошая подготовка у тех игроков, которые потом составляли костяк сборной. Ведь все они занимались русским хоккеем, а там основа, фундамент - быстрое маневренное катание. Хотя понятно, что эти два вида спорта существенно отличались, действия в «коробке» совсем другие, нежели на большом футбольном поле. И все-таки когда я попал в «Динамо» и разговаривал с первыми нашими олимпийскими чемпионами - Крыловым, Уваровым, Кузиным, то они отмечали как залог успеха наше умение передвигаться на коньках - рывки, остановки, скорость передвижения.
- Да, ведь все они вышли из хоккея с мячом, где на катание делается главный акцент.
- Но постепенно приходило и умение хорошо владеть необычной для нас клюшкой. Ведь долгое время наши игроки, например, не особо владели щелчками по шайбе. В основном завершение атак шло через передачу партнеру или через кистевой бросок со средней дистанции. Но наши выдающиеся тренеры - Чернышев, Тарасов, Егоров - стали помогать хоккеистам эти изъяны обходить. Много внимания уделялось и передаче партнерам, и обводке. Ну и, естественно, мы отличались командными действиями. Много встречались с европейскими командами, они были достаточно техничными, и мы брали у них самое лучшее. И пошли успехи на чемпионатах мира, Олимпиадах.

 

Будешь выступать за ЦСКА - станешь получать «звездочки» в армии

- С 1963 года сборную возглавлял тандем Чернышева и Тарасова. Насколько два этих великих тренера были все-таки разными?
- Хочу подчеркнуть уникальный факт: Чернышев - тот тренер, под руководством которого сборная побеждала на четырех Олимпиадах. Больше таких результатов ни у кого нет. Но главное, и, думаю, со мной согласятся многие ветераны, Аркадий Иванович - интеллигентный человек, который очень уважительно, культурно относился к игрокам - и в «Динамо», и в сборной. Все наши первопроходцы - Бобров, Шувалов, Гурышев - относились к нему очень уважительно. Тарасов был более жесткий, нагрузки, которые он давал игрокам, переносить было очень тяжело.
- Да, имелся большой риск потерять здоровье.
- И потом у Тарасова все было построено довольно просто: если будешь выступать за нас, за ЦСКА, то станешь получать «звездочки» в армии, и так далее. Он пользовался возможностью привлекать через ВС ребят из Челябинска, Горького, отовсюду, где появлялись таланты, включая Московский регион - «Химик», «Локомотив», «Крылья». Единственное, из «Динамо» не мог брать.
- Понятно, команда МВД.
- А так без всяких сомнений укреплялся сильными игроками из других клубов. А когда их с Чернышевым объединили в сборной, когда встретились лед и пламень, неожиданно вышел удачный результат. Наша сборная на протяжении многих лет царствовала на всех международных соревнованиях. Конечно, у Тарасова была какая-то новаторская деятельность: система подготовки, упражнения. И последующие поколения из его арсенала многое брали, даже работая с юными ребятами в спортшколах.
- Как все-таки Чернышев и Тарасов делили между собой обязанности в сборной?
- Когда поступил приказ из Спорткомитета, что отныне они будут работать вместе, Чернышев сразу определил, что станет заниматься тактикой и стратегией в качестве старшего тренера - главных тогда не существовало. А Тарасов должен вести всю тренировочную подготовку на льду. На этом договорились, и Анатолий Владимирович действительно практически все время находился на площадке.

 

У Тарасова было много рычагов давления

- В гуще событий.
- Тем более что у Чернышева побаливали ноги, надевать конечки ему было тяжеловато. Но он находился на лавочке, когда требовалось, подзывал к себе пару игроков или всю пятерку и объяснял, что и как надо делать. И игру вел, как правило, Аркадий Иванович - разборы, и установки, и прочее. А на «земле», когда проходили предсезонные сборы, они работали вместе: Чернышев занимался с защитниками, а Тарасов - с нападающими. Интересно было, что одно время в сборной была динамовская тройка нападения, спартаковская - братья Майоровы и Старшинов и - армейская. Со своими Тарасов, конечно, разговаривал во время матчей, но и со спартаковцами пытался, но там такие резкие парни были.
- Вольнолюбивые.
- Говорили: мол, пойдем только к Аркадию Ивановичу, если что-то непонятно. Будем с ним советоваться. То есть не значит, что полностью Тарасова игнорировали, но какие-то симпатии, уважение вызывал у них именно Чернышев.
- Наверное, между Тарасовым и Чернышевым возникали жаркие споры, кого включать из своих клубов в сборную.
- Да, но факт, что сборная в тот момент процентов на 70 все-таки состояла из хоккеистов ЦСКА. Состав утверждал тренерский совет, в который входили, естественно, Чернышев и Тарасов. Но у Тарасова имелось много рычагов давления.
- Каких?
- Ну, к примеру, такой ход. Часто он приглашал игроков из провинции, как объяснял - в целях сборной. Кстати, не всегда ему удавалось этой цели добиться. Помню, что он очень хотел получить тройку из горьковского «Торпедо»: Халаичев - Сахаровский - Чистовский. Но тут даже его авторитета не хватило. Делиться с ЦСКА «Торпедо» не собиралось. Там очень требовательные болельщики, если команда несколько раз подряд проигрывала, все заводы переставали работать.
- Забастовка?
- Ну, что-то похожее. А тут отдать в ЦСКА запросто так любимцев народа!.. Но Тарасов и в таких ситуациях находил для себя выигрышные комбинации. Например, договаривался с другими тренерами Высшей лиги: я не буду забирать у тебя твоих лидеров, а ты проголосуешь на совете за хоккеистов армейского клуба. У Чернышева в этом плане возможностей было поменьше.

 

Пока человек находился в провинциальной команде, путь в сборную ему был закрыт

- Часто получалось, что в сборную попадали не самые лучшие?
- Тут, конечно, все субъективно. Но случались очень спорные решения. Так в свое время стоял вопрос: вызвать в команду тройку Мишаков - Ионов - Моисеев или молодое звено из «Динамо» Шилов - Мотовилов - Сакеев, которое очень хорошо себя проявило во второй сборной. Но тренеры из Челябинска, Горького, Свердловска проголосовали за армейцев, а динамовцев прокатили. И Аркадий Иванович ничего сделать не мог. Вот такие моменты, объясняющие, почему многие талантливые ребята не попадали в сборную.
- Обидно.
- Но когда все-таки игроки раздумывали над приглашением из ЦСКА, Тарасов давал им гарантию приглашения и в сборную. А пока человек находился в провинциальной команде, путь наверх ему был закрыт. Но после переезда в Москву сразу открывался.
- Долгое время Тарасов хотел и Коноваленко - многолетнего основного вратаря сборной - заполучить из «Торпедо», но переход закрыли на высшем партийном уровне.
- Естественно, ведь директор горьковского автозавода был член ЦК КПСС. Он и секретарь Горьковского облисполкома встали на дыбы: не пустим Коноваленко, и все! И Тарасов от этой идеи отказался, взял Антона Рагулина из «Химика», брата Александра Палыча. Еще кого-то. И потом, надо учитывать, что в системе Министерства обороны было еще порядка десяти армейских клубов: в Ленинграде, Калинине, Новосибирске, Хабаровске… Проходило первенство Вооруженных сил, где всех призывников можно посмотреть. Так попали в ЦСКА и Гена Цыганков с Дальнего Востока, и Олег Зайцев через СКА МВО, и много-много других.
- Да, выбор богатый.
- Поэтому у Тарасова была просто огромная возможность пополнять команду - он пользовался статьей Конституции о священном долге каждого гражданина - службе в армии. Но при таком большом выборе хоккеистов возникали случаи, когда хорошие игроки оказывались не нужны. Как получилось с Харламовым и Сашей Гусевым, когда их отправили в Чебаркуль. Там, конечно, команда была такая, определенного уровня (смеется). Хотя и то, что показывали в «Легенде № 17», действительности не соответствовало. Но в этом фильме такое нагромождено, что не знаешь, рыдать или смеяться. Одним словом, кино!
Игорь ГУРФИНКЕЛЬ.
(Продолжение интервью читайте в одном из следующих номеров).

Хоккей Петухов Станислав
 
 

СМИ2

 

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в понедельник,

22 июля