ХОККЕЙ. Суперсерия-1976. Из первых уст

Экс-главный тренер сборной России и ряда клубов КХЛ Суперсерию-1976 встретил в составе «Крыльев Советов», куда попал по ходу сезона из саратовского «Кристалла», клуба Первой лиги. Такой неожиданный скачок наверх.

 

«Крылья» встречал в Монреале

- Владимир Васильевич, почему по ходу сезона неожиданно оказались в «Крыльях»?
- Говоря современным языком, состоялся обмен. В Саратов отправили Борисова и Мышкина, а я поехал в Москву. Это уже был, кажется, ноябрь. То есть, незадолго до того, как ЦСКА и «Крылья» отправились на матчи в Северную Америку.
- То есть, буквально с корабля на бал. Мечтали тогда сыграть с энхэловцами?
- Да, конечно. Интересно было посмотреть и на энхаэловцев, проверить их. Но я перед этим отправился в декабре со второй сборной, которую тренировал Тихонов, в Канаду, на серию матчей с фарм-клубами. Провели в сумме мы тогда то ли 10, то ли 11 встреч. Потом, кстати, те, кто представлял в сборной ЦСКА или «Крылья», остались на три дня одни в Монреале - ждали прилета своих команд.
- То есть, вы к их приезду в Северной Америке уже обжились.
- Да. Ведь в итоге получилось, что мы почти полтора месяца за океаном провели. Уехали 3 или 4-го декабря, а вернулись в середине января. Всю Канаду проехали - побывали в разных уголках страны. А потом уже нас ждали матчи с командами НХЛ. Но, когда часто с североамериканцами встречаешься, привыкаешь и уже легко играть против них становится.
- Адаптируешься к заокеанскому стилю хоккея?
- Да. Еще когда начинали турне со второй сборной, Тихонов перед матчем с «фармом» «Монреаля» оставил меня на скамейке, мол, посиди, посмотри. Через какое-то время спрашивает: «Ну, как впечатления»? Отвечаю: «Да, ничего, особенного, в принципе, нет. Понятно, что площадка поменьше. Ну и все они очень здоровые, высокие. Под метр девяносто и выше». Он говорит: «Раз так, давай, выходи»!

 

Кулагин умел так настроить команду, что она выходила рвать и метать

- На льду все тоже оказалось не так страшно?
- Да, вышел и вроде все нормально стало получаться. Главное правило: быстро подобраться к шайбе и отдать партнеру. Ну мы по такому же принципу и в чемпионате всегда играли - защитник должен сразу пасовать вперед одноклубнику. И лучше всего в одно касание: только подошел, сразу отдавай. Поэтому против канадцев было легко играть, особенно, если ты хорошо катаешься. Отдал и сразу уходи или уворачивайся - ведь на тебя обязательно кто-нибудь летит, хочет в «тело» приложить.
- Надо быстро сориентироваться?
- Да, ушел и слышишь, как борта трещат за спиной. Но нам, повторю, было легко - мы приучены играть в пас. И совсем их не боялись. А сейчас приедет в КХЛ какой-нибудь канадец и все дрожат, трясутся, е-мое! А мы даже за океаном их нисколько не опасались.
- Какое впечатление у вас осталось от работы с Кулагиным, который тогда возглавлял «Крылья»?
- Борис Палыч был больше не тактик, а мотиватор, отличный психолог. «Схемами», когда я еще выступал, больше занимался Васильев, потом Дмитриев пришел. Но Кулагин умел так настроить команду, что она выходила и была готова рвать и метать. Мог найти слова вроде те же самые, что и все мы, но игроки просто вылетали, как ошпаренные на лед.
- Он же, кроме «Крыльев», и в «Спартаке» здорово работал после того, как его убрали из сборной.
- Да, и в «Спартаке» состав подобрал очень сильный. Но «красно-белые» и работали очень хорошо, поэтому и шли практически наравне с ЦСКА в 1980-е, могли и первые места завоевывать - немного не везло.
- Нагрузки были такие же, как у Тарасова?
- Да, грузил подходяще. Но по характеру они отличались. Борис Палыч был как отец для всех игроков. Умел для каждого найти свои слова.

 

Платили по 260 долларов за победу, но только за три матча

- Началось ваша часть Суперсерии с матча в Питтсбурге. И вы достаточно легко расправились с «пингвинами».
- Да, но к тому времени я уже немножко обнаглел - после матчей с фарм-клубами. И такую грубую ошибку совершил, что меня чуть в запас не посадили. А «на скамейке» я в жизни не оказывался.
- Что не так сделали?
- Привык после встреч с «фармами», если на меня бегут канадцы за воротами, то я сразу оставлял их вне игры - быстрым пасом. А форвард «Питтсбурга» оказался опытнее и мастеровитее, мою мысль прочитал, передачу перехватил. Сразу отдал на «пятак» и нам гол забили. Е-мое! Хотя мы уже выигрывали к тому времени крупно, и такая ошибка была больше от самоуверенности.
- Все равно неприятно.
- Ну и Кулагин был готов меня наказать. На тренировке уже майку отобрали, отправили в пятое звено. Пришлось воевать так, что к концу занятий вернули обратно. Сказали пусть, мол, играет, не трогайте его (смеется)!
- Большую помощь тогда «Крылья» получили от «Спартака» - приехала четверка лидеров «красно-белых».
- Да - Ляпкин, Шалимов, Якушев, Шадрин. Я даже играл с ними какое-то время в пятерке. Конечно, они выделялись. Но тогда всегда во время североамериканских турне наши клубы усиливались хоккеистами со «стороны». В тот же ЦСКА на Суперсерию «Динамо» командировало Мальцева и Васильева. Мы, кстати, смотрели с трибун за их знаменитой игрой с «Филадельфией» - свою часть серию к тому времени уже завершили.
- И как впечатление изнутри?
- В той встрече хоккеисты «Флайерз» просто откровенно безобразничали. Били наших ребят в наглую! Хоккеем это было не назвать, скорее, побоище. В итоге «летчики» своей цели добились, выиграли.
- Ну да, только даже в Северной Америке за такие художества их не уважали.
- Кстати, нам платили по 260 долларов за победу. Но предупредили, что заплатят только за три выигранных матча, если даже добьемся успеха в четырех. Ну, мы свой план и выполнили, выиграв три, а ЦСКА - к двум победам добавил еще и ничью. Я рассказывал хоккеистам, с которыми потом работал как тренер в КХЛ: представьте, мы в Северной Америке за успешный матч против лидера НХЛ получали по 260 долларов, а вы за победу в КХЛ, бывает, зарабатываете по две-три тысячи. И все равно катаетесь - не бей лежачего. Если бы нам дали в свое время три тысячи - мы бы этих канадцев на лед не выпустили (смеется).

 

Шадрин ответил Миките: «Стэн, за ту зарплату, которую мы получаем, ты бы даже улицу не пошел подметать»

- С ЦСКА хоккеисты НХЛ особо не церемонились - не только в матче с «Филадельфией», но и «Бостон» постарался. А с «Крыльями» вроде не один из клубов особой грубостью не отметился.
- Да, не помню. Просто играли жестко - как всегда. Пытались нас запугать… Был забавный момент. Встречались с «Чикаго» - я как раз выходил со спартаковской четверкой. У нас стоит Шадрин на вбрасывании, напротив него Стэн Микита - он мог по-русски общаться.
- Ну да понятно, его детство прошло в Чехословакии.
- Вот Стэн и говорит: «Ну, какие вы любители? Вы же - настоящие профессионалы. В Союзе ничего, не делаете, только играете в хоккей»! Им обидно - за неудачные результаты в этой серии нещадно ругали в газетах, по телевидению. Мол, не могут с любителями справиться. А Володька, молодец, нашел, что ему ответить: «Знаешь, Стэн, за ту зарплату, которую мы получаем, ты бы даже улицу не пошел подметать».
- Точно замечено.
- А когда уже встреча закончилась, мы победили 4:2, Микита пришел и пригласил всех на пиво. «Пойдемте, всех угощу», - сказал он. Но, понятно, что они злились, хотели победить. Маховлич грубил, когда ЦСКА с «Монреалем» встречался. Однако тяжело им было цели достичь. Но я скажу, что и мы тоже один раз попали. Угорели 6:12 против «Баффало».

 

Идем в гостиницу с арены, и рядом едет полицейский на мотоцикле

- До сих пор, наверное, не знаете, как про­играли с таким счетом.
- На самом деле обстановка уже перед матчем с «Питтсбургом» сложилась непростая. Тогда в Союзе возникли скандалы вокруг иммиграции евреев. В один из годов свободный выезд разрешили - из Латвии тогда много народу уехало. Под Торонто даже образовался целый городок наших бывших соотечественников, тысяч тридцать человек. А потом гайки вновь закрутили, железный занавес наступил. Вот выходцы из СССР против этого и протестовали, хотели видеть своих родственников.
- Каким образом?
- Например, решили нам сорвать встречу в Питтсбурге, сплошным кольцом окружили местный дворец спорта. Но просто не знали, что мы на игру приезжаем заранее, бывает за три часа. А они буквально перед матчем выстроили цепь, думали, что мы появимся за несколько минут до стартового вбрасывания: переоделись, вышли и сразу играть. Всякие инциденты происходили. Бросали на лед пакеты с краской…
- Какой-то вандализм. А как же полиция?
- Особенно много летело с трибун в Нью-Йорке, в последнем матче серии с «Айлендерс». Что же касается полиции… В Питтсбурге по этим причинам нас охраняли очень тщательно. Тем более что у нас гостиница недалеко находилась от дворца спорта. И вот мы идем на арену, и рядом с нами едет полицейский на мотоцикле. Запомнился такой здоровяк по имени Пол - раньше он служил в охране американского президента. А здесь стал нашим телохранителем.
- Чувствовали себя спокойнее?
- Мы занимали в гостинице целый этаж, и там располагалась полиция, никого не пускали. При входе копы тщательно сверяли фотографии, чтобы никто посторонний в нашу сторону пробраться не мог.
Игорь ГУРФИНКЕЛЬ.
(Продолжение интервью читайте в следующем выпуске).

 

Последняя ставка НХЛ. Надежда оставалась только на клубы. Хоккей. Суперсерия-1976

После Суперсерий 1972-го и 1974 годов миф о непобедимости прославленных профессионалов почти растворился. У канадцев оставалась последняя надежда. Показать «кузькину мать» русским должна была уже не сборная, а клубы НХЛ. Причем самые лучшие. Летом 1975-го года между руководством НХЛ и Федерацией хоккея СССР была достигнута договоренность о проведении матчей между лучшими представителями двух лиг.
«Спорт уик-энд» начинает публикации о клубной Суперсерии-1976, которая заставила родоначальников хоккея признать, что мир окончательно перестал быть однополярным.

 

Ремейк Суперсерии-1972

В чем заключалось принципиальное отличие двух главных хоккейных наций в период до 1991 года? За океаном превыше всего традиционно ставился клубный хоккей. Именно там игроки зарабатывали деньги, понимая, что только своим мастерством могут увеличить личный контракт.
Институт же сборных в Канаде и США был развит слабо и означал что-то абстрактное. Более того и сейчас там нет постоянно функционирующей национальной команды, а в 1970-е «кленовые» вообще не принимали участия ни в чемпионатах мира, ни в олимпийских турнирах, рассорившись с ИИХФ.
В Советском Союзе сборная для хоккеиста была главной командой, в которую он мечтал попасть и выступать за которую считал для себя огромной честью. И место для матчей сборной отводили в календаре столько, сколько требовалось. Приз «Известий» (к примеру, в сезоне 1974/75 он состоял из 18 (!) игр - по шесть против чехословаков, финнов и шведов), товарищеские встречи, чемпионат мира.
Канада после поражения звезд ВХА осенью 1974 года просто бредила новой возможностью сыграть с «Советами». И клубный вариант представлялся отличным шансом для реванша.
Тем более что холодная война между Западом и Востоком после небольшой паузы постепенно выходил на свой новый пик. «Одна система против другой» - этот рефрен лишь добавлял накала противостоянию.
«Встречи между клубами на стыке 1975 и 1976 годов расценивались как ремейк, повторение Суперсерии-1972», - признавался нападающий «Монреаля» Иван Курнуайе.
К 1976 году в НХЛ уже поняли, что к матчам против советских команд нужно готовиться самым тщательным образом. Значит, следовало устроить новое рандеву не в сентябре, когда европейский сезон уже начинается, а североамериканские хоккеисты только выходят из отпусков, а в один из зимних месяцев. Естественно, речи о том, чтобы сделать трех-четырехнедельную паузу в регулярном чемпионате не шло. Но выделить несколько свободных дней в календаре было намного проще.

 

Два разных состава сборной

Оставалось выбрать клубы с обеих сторон. С представителями СССР было сразу понятно. На небосклоне советского хоккея в первой половине 1970-х царствовали ЦСКА и «Крылья Советов», которые и делили между собой поочередно первое место в чемпионате. Действующий чемпион СССР и вице-чемпион. Две команды, которые брали Кубок европейских чемпионов семь лет подряд, громя соперников даже в финалах. Костяк сборной, выигравшей 11 чемпионатов мира из 12. Отличная рекламная вывеска для североамериканского болельщика, который за событиями в Европе практически не следил.
Впрочем, энхаэловцы легко согласились на усиление ЦСКА и «Крылышек» игроками из других клубов. Эта уступка была сделана, поскольку во всех остальных пунктах привилегии были у североамериканцев.
Клубы НХЛ проводили матчи в удобное для них время, на своих площадках и по своим правилам. Правда, после того, как в конце 1960-х Международная Федерация хоккея разрешила силовую борьбу по всей площадке, принципиальных различий между «любителями» и «профессионалами» уже не наблюдалось.
Больше по мелочам. Например, проброс фиксировался по канадскому варианту, то есть игра останавливалась, если защитник первым касался шайбы.
Что же касается усиления наших полпредов... Получилось, что фактически в Северную Америку вновь приехала сборная Союза. Только двумя разными составами. Из семи игроков, которые выступали не за ЦСКА и «Крылья» на Суперсерии-1974, спустя два года в матчах с профессионалами оказался не задействован только защитник Юрий Федоров из горьковского «Торпедо».
«Крылышки» получили из «Спартака» тройку Якушев - Шадрин - Шалимов плюс защитника Ляпкина. И именно «красно-белые» стали главной движущей силой профсоюзной команды - Шалимов с Якушевым оказались лучшими бомбардирами.
ЦСКА понадобилось меньше сил со стороны. Но зато каких! Ни один клуб мира не отказался бы от приглашения динамовцев Васильева и Мальцева. Неожиданным оказалось только приглашение лидера нападения СКА тех лет Вячеслава Солодухина. Но он постоянно находился «под сборной», принимал участие в чемпионате мира-1972 и в первой Суперсерии.
К выбору своих клубов, учитывая принципиальную важность матчей, в НХЛ подошли очень тщательно. В праве сыграть с ЦСКА и «Крыльями» было отказано даже «Детройту» и «Торонто» - представителям «оригинальной шестерки», той, с которой начиналась НХЛ.
Оба клуба в последнее время не блистали. «Красные Крылья» не могли пробиться в плей-офф с 1970 года, хотя в сезоне 1974/75 был введен дополнительный раунд и число участников кубковых встреч увеличили до 12. «Торонто» тоже выглядело слабо и в двух последних розыгрышах Кубках Стэнли проигрывало уже в первом раунде с «сухим» счетом.

 

С грубостью и неспортивным поведением североамериканцы обещали бороться, но слово не сдержали

Против «Советов» лига решила выставить свои лучшие силы - из восьми четвертьфиналистов последнего плей-офф было отобрано шесть: «Филадельфия», «Баффало», «Монреаль», «Айлендерс», «Питтсбург» и «Чикаго».
Плюс добавлены два потенциально очень сильных коллектива. «Бостон» в начале 1970-х с великолепным Бобби Орром дважды брал Кубок Стэнли, а в 1974-м дошел до финала. «Рейнджерс» пять лет подряд доходил, как минимум, до полуфинальной стадии. Одним словом, предполагалась, что данная восьмерка - есть цвет североамериканского хоккея на данный момент.
При составлении календаря для каждой из советских команд была учтена относительная сила заокеанских клубов. Так, обладатель Кубка Стэнли «Филадельфия» была определен в соперники ЦСКА (чемпион Союза), финалист - «Бафффало» - достался «Крыльям» (как вице-чемпиону). Полуфиналисты - «Монреаль» и «Айлендерс» - тоже получили равных оппонентов. И так далее.
Компромисс удалось найти и в судейских вопросах. Во время серий 1972 и 1974 годов поводов для недовольства хватало у обеих сторон. И дело было не в низкой компетенции рефери, а в разных трактовках ситуаций на площадке. Разумные и понятные решения для хоккеистов одной сборной вызывали гнев и удивление у их противников.
Устраивающее всех решение заключалось в том, что половину встреч должны были обслуживать советские судьи (по две - Виктор Домбровский и Юрий Карандин), а другую половину - представители НХЛ.
Ну и в очередной раз заокеанская лига поклялась бороться с хулиганством на льду, запрещая неспортивные приемы и массовые драки. Бывший на тот момент комиссаром НХЛ Кларенс Кэмпбелл разослал в декабре клубам-участникам серии письмо, в котором в частности говорилось: «В любой из игр будет проверяться конкурентоспособность нашей лиги. Однако победа будет пирровой, если НХЛ достигнет ее ценой потери добрых отношений с советской хоккейной организацией, ценой споров, или, хуже того, чрезмерной грубости или неспортивного поведения на площадке. Руководство советских команд в курсе той компании по пресечению грубости, которая проводилась нашей лигой в течение последних двух лет. Вполне понятно их беспокойство в этом вопросе еще и потому, что почти каждый игрок из состава двух участвующих клубов числится кандидатом в олимпийскую сборную СССР на Игры в феврале в Инсбруке».
Впрочем, высокие слова так и остались словами. В отдельных играх по традиции началась охота на лучших советских звезд, а все закончилось матчем, который вошел в историю под названием «бойня в Филадельфии».

Состав ЦСКА на Суперсерию-1976
Вратари: Владислав Третьяк, Николай Адонин.
Защитники: Валерий Васильев («Динамо» М), Александр Гусев, Алексей Волченков, Владимир Лутченко, Геннадий Цыганков, Виктор Кузькин, Владимир Локотко.
Нападающие: Валерий Харламов, Борис Александров, Борис Михайлов, Владимир Петров, Владимир Викулов, Александр Мальцев («Динамо» М), Владимир Попов, Вячеслав Солодухин (СКА), Владимир Жлуктов, Виктор Кутергин, Александр Волчков, Александр Лобанов, Сергей Глазов.
Главный тренер - Константин Локтев. Тренеры - Вениамин Александров, Анатолий Фирсов.

Состав «Крыльев Советов» на Суперсерию-1976
Вратари: Александр Сидельников, Александр Куликов.Защитники: Юрий Ляпкин («Спартак»), Виктор Кузнецов, Юрий Тюрин, Владимир Крикунов, Сергей Бабинов, Юрий Терехин, Сергей Глухов, Игорь Лапин.
Нападающие: Виктор Шалимов, Владимир Шадрин, Александр Якушев (все - «Спартак»), Сергей Капустин, Владимир Репнев, Сергей Котов, Вячеслав Анисин, Юрий Лебедев, Владимир Расько, Александр Бодунов, Владимир Гостюжев, Константин Климов, Геннадий Маслов.
Главный тренер - Борис Кулагин. Тренеры - Владимир Васильев, Игорь Тузик, Владимир Юрзинов.

Хоккей НХЛ Крикунов Владимир ХК ЦСКА
 
 

СМИ2

 

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в среду,

26 июня