Олимпийскому чемпиону Мельбурна исполнилось бы 95

Воспитанник команды московской фабрики «Парижская коммуна» родился в День взятия Бастилии, 14 июля. Карьеру профессионального футболиста Борис Кузнецов начинал в армейской команде, которую после неудачи сборной СССР на Олимпиаде-1952 частично перевели в Калинин, как тогда называлась Тверь, а затем и вовсе расформировали. Кузнецову повезло. В 1953 году он перешел в московское «Динамо», в составе которого стал четырехкратным чемпионом СССР, и до сих пор считается легендой «бело-голубых».
Резкий, импульсивный, взрывной левый защитник быстро стал любимцем динамовских болельщиков. Он играл не всегда супернадежно, но, как правило, очень эффектно. Активно использовал подкаты, шпагаты и удары через себя. В составе «Динамо» тогда сформировалась линия обороны, которую журналисты называли «Три «К» - Кесарев, Крижевский, Кузнецов. Яркая игра последнего в составе клуба, который в середине 50-х годов был на лидирующих позициях в советском футболе, привлекла внимание тренеров сборной.
В 1956 году Кузнецов стал олимпийским чемпионом. В Мельбурне он сыграл в трех матчах, включая финальный против команды Югославии. В 1957 году ему было присвоено звание заслуженного мастера спорта. Участвовал Кузнецов и в первом для сборной СССР чемпионате мира. В Швеции в 1958 году в матче против бразильцев ему пришлось опекать Гарринчу, который его изрядно «повозил».
После возвращения в Москву журналисты поинтересовались мнением заслуженного мастера спорта о восходящей звезде бразильского футбола. Кузнецов выдал смачную фразу, которую еще долго пришлось редактировать для печати. Как уверяли его партнеры по «Динамо», сочные выражения в исполнении их одноклубника объясняются его работой... в сапожной мастерской. Располагалась она в подтрибунных помещениях стадиона «Динамо», и именно оттуда Кузнецов пришел в большой футбол.
Сначала играл за клубные команды «Динамо», выступавшие в первенстве Москвы. Тренеры сразу же отметили его бег на широком шаге и удары с обеих ног.
Иногда в погоне за эффектностью Кузнецов перебарщивал. В сезоне-1959 в решающем матче в борьбе за золото чемпионата СССР динамовцы встречались с московским «Локомотивом». В одном из эпизодов Борис решил отбить мяч, уже уходивший за линию ворот, в красивом броске. И забил автогол, к изумлению не готового к такому повороту Льва Яшина.
Впрочем, самого Кузнецова этот прокол не смутил. Он с еще большим рвением стал подключаться к атакам. Именно после фирменного паса защитника Генрих Федосов сравнял счет и динамовцы стали чемпионами.
Одноклубники отмечали его острый язык и умение пошутить так, чтобы все слышали, но никто не мог повторить. «Кузнецов и в жизни был заметной фигурой, - написал в своих воспоминаниях Лев Яшин. - А игре отдавался со всей страстью. Частенько переходил рамки допустимого и фолил чаще, чем кто-либо из его партнеров по обороне. Только эти нарушения шли не от злого умысла, а от искреннего желания принести команде как можно больше пользы».
Трижды Кузнецов входил в список лучших футболистов страны под номером один в своем амплуа. Еще дважды занимал вторую или третью строчку. За сборную СССР защитник «Динамо» провел 26 официальных матчей. Последнюю игру за «бело-голубых» сыграл в 1961 году. Завершив карьеру, Кузнецов не расстался с любимой игрой. Окончив школу тренеров, два года работал с юношескими и клубными командами московского «Динамо».
Затем 16 лет занимал должность начальника физподготовки в частях КГБ СССР. Это была его официальная работа. Только одноклубники уверяют, что по линии КГБ были и поручения, не связанные с тренировкой солдат и офицеров. Когда сын известного тренера Михаила Якушина во время загранкомандировки принял решение остаться в Швеции, именно Кузнецова командировали в Стокгольм, чтобы вернуть беглеца. Правда, справиться с этой миссией ему не удалось…
В 80-е годы Кузнецов работал инструктором физкультуры в «Динамо». В декабре 1999 года олимпийского чемпиона не стало. Похоронен он на Ваганьковском кладбище.

Футбол Динамо М ФК Яшин Лев
 
 

СМИ2

 

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в четверг,

7 марта