60 лет назад наши атлеты завоевали треть разыгрываемых золотых медалей на зимней Олимпиаде!

В начале 60-х годов прошлого века СССР, залечив раны войны, совершил настоящий прорыв во всех областях, символом которого стал первый полет человека в космос. Под стать достижениям в науке и технике были и победы наших спортсменов. Триумфальным стало выступление сборной СССР на зимней Олимпиаде-1964, которая состоялась в австрийском Инсбруке.
Олимпийская программа по сравнению с нынешней была скромной. Разыгрывалось 34 комплекта наград в десяти видах спорта. Участвовали в соревнованиях команды из 36 стран, что на тот момент стало новым рекордом для зимних Олимпиад. В последний раз в составе Объединенной германской команды (ОГК) вместе выступали спортсмены из ГДР и ФРГ. Советские олимпийцы завоевали 25 медалей, в том числе 11 золотых. Остальные команды даже близко не смогли подойти к таким результатам.

Уральская Молния установила абсолютный рекорд

Четыре золотые медали - на счету Лидии Скобликовой. Конькобежка из Челябинска была одинаково хороша и в спринте на 500 м, и на стайерской дистанции 3000 м. На трех дистанциях Скобликова установила олимпийские рекорды. Специалисты после завершения соревнований по конькобежному спорту в Инсбруке отметили: триумф советской спортсменки немало поспособствует популярности коньков во всем мире.
Скобликова выросла в большой семье. У нее были три сестры и младший брат. Любовь к спорту девочке привил школьный учитель физкультуры Борис Мишин. В детстве Лидия занималась волейболом и спортивной гимнастикой, лыжами и легкой атлетикой. В 14 лет стала чемпионкой Челябинской области в беге на 800 м, но через год сменила легкоатлетическую дорожку на конькобежную. На Олимпиаде-1960 в Скво-Вэлли Уральская Молния, как прозвали советскую спортсменку, стала олимпийской чемпионкой на дистанциях 1500 и 3000 м. В Инсбруке ей удалось победить и на спринтерских.
Допустить, чтобы абсолютная чемпионка Олимпиады была беспартийной, в ЦК КПСС не могли. Первый секретарь Никита Хрущев позвонил в Инсбрук и объявил Скобликовой, что она принята в партию без кандидатского стажа. Судьба шестикратной олимпийской чемпионки сложилась счастливо. Она вышла замуж за легкоатлета Александра Полозкова, родила сына, который долгое время работал главным тренером сборной по конькобежному спорту.
Переехав в Москву, шестикратная олимпийская чемпионка окончила Высшую профсоюзную школу, защитила кандидатскую диссертацию. В Челябинске уже в XXI веке был открыт один из лучших в стране крытых конькобежных стадионов, который называется «Уральская Молния» и носит имя Скобликовой.

Радуга над конькобежным овалом

Если победы Скобликовой были ожидаемы, то золото на дистанции 1500 м Антса Антсона стало сюрпризом. Он и конькобежцем становиться не собирался. Занимался теннисом и легкой атлетикой, а первым его тренером по конькам в Таллине стал легкоатлет Олав Ольман. После того как Антсон выполнил норматив мастера спорта по конькам, эстонские тренеры поняли: нужно передать талантливого парня в руки более квалифицированных специалистов. Выбор пал на ленинградца Бориса Шилкова.
Работать с таллинским конькобежцем было непросто. После одной из первых тренировок в составе сборной СССР Антс сказал: «Я и мой тренер очень довольны, что я попал за вас». Как и многие эстонцы, Антсон плохо говорил по-русски, но довольно быстро освоил не только язык, но и тренировочные нагрузки советской сборной. В олимпийском сезоне ученик Шилкова не считался первым номером в сборной СССР. Ставку тренеры делали на Юрия Юмашева, которого тренировал Константин Кудрявцев.
Только уже на чемпионате Европы Антсон обыграл товарища по сборной. В Инсбруке Антс отдал все силы на дорожке и после финиша упал на лед. Подняв голову, он увидел радугу над конькобежным овалом. В Таллине после олимпийского триумфа, а в особенности после свадьбы с кинозвездой Эвой Киви скромный конькобежец Антсон стал национальным героем. В 1992 году, когда после некоторого перерыва Эстония выступила на зимней Олимпиаде отдельной командой, именно ему было доверена честь стать знаменосцем.
На двух предыдущих Олимпиадах на «полуторке» побеждал Евгений Гришин, выигрывавший также золотые медали на дистанции 500 м. В Инсбруке ветеран, которому было почти 33, решил сосредоточиться на спринте. В этом виде программы сразу три спортсмена - норвежец Альв Гьестванг, а также Гришин и Владимир Орлов из сборной СССР - показали результат 40,6 сек. Американский бородач Терри Макдермот стал чемпионом, остановив секундомер на отметке 40,1.
Это была единственная золотая медаль американцев на Олимпиаде в Инсбруке. Через три года Макдермонт, принятый на работу в одну из фирм в Детройте, вынужден был бороду сбрить. После окончания спортивной карьеры он стал видным спортивным функционером и арбитром. На церемонии открытия Олимпиады-1980 в Лейк-Плэсиде Макдермонт произносил клятву от имени судей.

Тройной успех свердловской лыжницы

В лыжных гонках полный комплект золотых наград собрала свердловчанка Клавдия Боярских. Она победила в забегах на 5 и 10 км, а вместе с Алевтиной Колчиной и Евдокией Мекшило выиграла эстафету «3х5 км». Дистанция 5 км впервые была включена в программу Олимпийских игр, и Боярских, став чемпионкой, вписала свое имя в историю.
Только, в отличие от Скобликовой, свердловская лыжница не стала гордостью советского спорта. На следующую Олимпиаду в Гренобле ее вообще не взяли, несмотря на блестящее выступление на ЧМ-1966. По официальной версии, из-за конфликта с руководством национальной сборной, отказавшимся включить в состав делегации личного тренера спортсменки. Спортивную карьеру Боярских завершила рано - в 29 лет.
Только есть еще и неофициальная версия, которая в 60-е годы не выносилась на широкое обсуждение. Стали писать о ней только во времена перестройки. Слухи о том, что Боярских убрали из большого спорта из-за опасений, что она не сможет пройти введенный в середине 60-х гендерный контроль, первыми обнародовали ее соперницы по всесоюзным соревнованиям. В интервью уже российским спортивным изданиям об этом говорили и олимпийская чемпионка 1964 года в эстафете Колчина, и обосновавшаяся после распада СССР в Белоруссии Рита Ачкина.
Не любили Клавдию в женской сборной СССР. Зато в мужской она была «своим парнем». Легенда советских лыж Вячеслав Веденин вспоминал, что у Боярских даже был роман с одним из его партнеров по сборной. Симпатизировавший советским лыжникам шведский миллионер Курт Люсель любил посидеть с Клавдией за столом и уговорить за вечер бутылочку водки. Что интересно: на следующий день советская лыжница без проблем выходила на старт.
В середине 60-х действительно был введен тест на хромосомный набор, на основании которого женщин могли не допустить к соревнованиям. Только методика была несовершенной и приводила к настоящим трагедиям. Советская конькобежка Халида Щеголева и польская легкоатлетка Эва Клобуковска не смогли пройти этот тест, но опровергли все обвинения, родив детей.
Впоследствии гендерный тест как единственный показатель по допуску к женским соревнованиям был отменен. Только тень на трехкратную олимпийскую чемпионку по лыжам была брошена.

Меланьин и Привалов стреляли без промаха

В начале 60-х биатлон еще не набрал такой популярности, какую имеет сейчас. Объяснение этому простое: не было в ту пору телетрансляций столь зрелищной дисциплины.
Программа соревнований по биатлону тоже была не чета нынешней. Соревновались только мужчины. Ни спринта, ни пасьюта, ни масс-старта, ни даже эстафет. Единственный комплект наград разыгрывался в индивидуальной гонке на 20 км с четырьмя огневыми рубежами, которая и по сей день считается классикой жанра.
Лучшую скорость на лыжне показал трехкратный олимпийский чемпион по лыжам 39-летний финн Вейкко Хакулинен, но шесть промахов отбросили его на 15-е место. Другой финский ветеран, 38-летний Ханну Пости, с одним промахом стал восьмым. Любопытно, что на Олимпиаде-1952 в Хельсинки финский спортсмен выступал в соревнованиях по легкой атлетике и занял четвертое место на дистанции 10000 м.
На две высшие ступеньки пьедестала поднялись советские биатлонисты Владимир Меланьин и Александр Привалов. Главной составляющей их успеха стала безупречная стрельба. Из 49 участников гонки, кроме советских биатлонистов, в «Клуб зеро» вошел лишь румын Константин Карабела. Только с 39-м временем на лыжне он смог занять лишь 14-е место.
Оборудование на биатлонном стрельбище в ту пору было еще очень несовершенным. На последней «стойке» Привалову засчитали один промах, и поначалу он стоял в итоговом протоколе третьим после норвежца Олава Йордета. После протеста советской делегации мишени еще раз тщательно исследовали, и Привалов получил законное серебро.

Сенсация в северном двоеборье

На последних Олимпиадах соревнования в заключительном виде лыжного двоеборья позволяют сразу увидеть итоговое распределение мест. Спортсмены стартуют в гонке преследования, причем интервал определяется результатами, показанными в прыжках с трамплина. В Инсбруке соревновались по старинке. Метры в прыжках и секунды на лыжной трассе пересчитывались в очки по специальной методике.
Медалей от советских двоеборцев руководители олимпийской делегации не ждали. На лыжне еще можно было рассчитывать на соперничество со скандинавами и немцами, но прыжки с трамплина считались камнем преткновения. Разрушил существовавшие стереотипы ленинградец Николай Киселев, который тренировался на кавголовском трамплине.
Соперники у него были очень серьезные - олимпийский чемпион 1960 года Георг Тома, западный немец из команды ОГК, и завоевавший в Скво-Вэлли серебро норвежец Тормод Кнутсен. Ленинградец сумел вклиниться между ними, показав третий результат на трамплине и поднявшийся еще на одну строчку выше после лыжной гонки. Чемпионом стал Кнутсен, Тома довольствовался бронзой.

Первый олимпийский триумф «Красной Машины»

И в хоккейном турнире в 60-е годы все было по старинке. Это в НХЛ уже тогда обладатель Кубка Стэнли определялся по итогам плей-офф, а на Олимпиаде, которая одновременно была чемпионатом мира и Европы, восемь сильнейших команд играли по круговой системе. В групповой турнир сборная СССР попала, выиграв в квалификационном раунде у команды Венгрии - 19:1. Для некоторых хоккейных дружин тогда был особенно актуален девиз Пьера де Кубертена: «Главное - не победа, а участие».
В Инсбрук сборная СССР, которую возглавляли Аркадий Чернышев и Анатолий Тарасов, приехала в ранге чемпиона мира и Европы. Эти титулы были завоеваны годом ранее в Стокгольме. Главными соперниками нашей дружины в ту пору считались сборные Швеции, Чехословакии и Канады, а финны еще не котировались в качестве претендентов на медали.
Родоначальники хоккея после двух подряд олимпийских провалов (в 1956 году чемпионами стали советские хоккеисты, а в 1960-м - американцы) впервые сформировали команду, составленную из лучших хоккеистов-любителей. До этого на Олимпиадах за Страну кленового листа играли клубы. Чаще всего - обладатели Кубка Аллена, главного трофея страны для любительских команд.
Уже во втором матче группового турнира сборная СССР встречалась с командой Чехословакии. Встреча закончилась со счетом 7:5 в пользу советских хоккеистов. В предпоследний день в напряженном поединке была повержена «Тре Крунур» - 4:2. Три шайбы из четырех забросили защитники Александр Рагулин, Эдуард Иванов и Виктор Кузькин. В этот же день чехословацкая команда взяла верх над канадцами.
Перед последним туром положение в группе лидеров было таким: сборная СССР - 12 очков, Канада и Чехословакия - по 10, Швеция - 8. Советской дружине предстояла игра с канадцами, а сборные Швеции и Чехословакии встречались между собой. «Такой игры еще не знали», - это заголовок из единственной тогда в СССР общенациональной спортивной газеты «Советский спорт» к отчету о матче СССР - Канада.
Родоначальники хоккея целенаправленно готовили сборную к Олимпиаде. На протяжении всего четырехлетнего цикла ее тренировал Дейв Браун, который по совместительству работал пастором. Для того чтобы стать олимпийскими чемпионами, канадцам нужна была только победа. Браун заверял, что, заручившись поддержкой свыше, канадцы ее добудут. «Мы побьем русских», - самонадеянно заявил он в предматчевом интервью.
По ходу матча «Кленовые листья» вели - 1:0 и 2:1. Чудеса в воротах творил Сет Мартин, признанный лучшим голкипером турнира. Лишь на 39-й минуте Вячеслав Старшинов сравнял счет, а в начале третьего периода Вениамин Александров забросил победную шайбу. После финальной сирены разочарованные канадцы сидели в раздевалке, не снимая хоккейных доспехов, и плакали.
Им не только золотых, но и вообще никаких медалей не досталось. Шведы разгромили сборную Чехословакии - 8:3, и сразу у трех команд оказалось равное количество очков. Худшая разница забитых и пропущенных шайб оставила канадцев без медалей.
По решению директората турнира лучшим защитником был признан Франтишек Тикал из сборной Чехословакии, а лучшим форвардом - Борис Майоров. Только тренеры сборной СССР решили по-своему. Приз лучшему нападающему турнира они отдали... защитнику Иванову. А ведь его даже в символическую пятерку журналисты не включили. Вместе с Мартином в нее вошли канадский защитник Род Сейлинг и наш Александр Рагулин, а также нападающие Роже Бурбоннэ (Канада) - Йозеф Черны (Чехословакия) - Виктор Якушев (СССР).

Гимн любви как начало победных гимнов

Переживший самые страшные дни блокады Ленинграда в осажденном городе Олег Протопопов начал заниматься фигурным катанием в 15 лет. К моменту начала Олимпиады-1964 ему было уже 32. Его партнерше и музе Людмиле Белоусовой - 28. Даже в те времена спортивные руководители считали пару малоперспективной. Только сами фигуристы считали иначе.
Они стали основоположниками стиля, который на долгие годы предопределил развитие фигурного катания. Во всяком случае, в 60-е Белоусовой и Протопопову не было равных на чемпионатах мира и Европы, а в 1968 году в Гренобле они стали двукратными олимпийскими чемпионами. Произвольная программа, с которой советские фигуристы выиграли турнир в Инсбруке, считается эталоном. Под музыку Рахманинова и Листа советские фигуристы исполнили настоящий гимн любви. Пять из девяти судей поставили Белоусову и Протопопова на первое место.
С победы в Инсбруке началась уникальная серия. Вплоть до 2010 года в соревнованиях спортивных пар на Олимпиадах неизменно побеждали наши фигуристы. Менялись названия сборных (СССР, Объединенная команда, Россия), но на высшую ступеньку пьедесталов почета неизменно поднимались отечественные дуэты.

 

Комментарий участника

Олег ПРОТОПОПОВ: В Инсбруке мне помог… товарищ Сталин


В прошлом году не стало двукратного олимпийского чемпиона Олега Протопопова. В 1973 году вместе с Людмилой Белоусовой он покинул СССР и обосновался в Швейцарии. Встретиться с легендарными чемпионами мне удалось во время ЧЕ-2002, который проходил в Лозанне. В большом интервью Протопопов вспомнил и о первой олимпийской победе. Отрывок, посвященный Олимпиаде-1964, предлагаем сейчас вашему вниманию.
- Перед соревнованиями в Инсбруке фаворитами считались трехкратные чемпионы мира Марика Килиус/Ханс-Юрген Боймлер. Как вам удалось обыграть, казалось бы, стопроцентных претендентов на золото?
- Немцы ехали в Инсбрук, предвкушая победу. Пара была классная, ничего не скажешь. Даже внешне Марика была эффектной и броской. И «раскрутку» им сделали соответствующую: открытки выпустили с надписью «Олимпийские чемпионы 1964 года Килиус и Боймлер». Их сначала по 3 марки продавали. Когда мы у них выиграли, то карточки стали раритетом. С нашими автографами уже по 250 марок уходили. Началось все с жеребьевки, которая, как мне кажется, просто надломила наших основных конкурентов.
- Неужели стартовый номер в обязательной программе имел столь принципиальное значение?
- Килиус и Боймлер очень боялись, что им придется выступать до нас. Судьи ведь всегда какой-то зазор оставляют. Как чемпионы мира они начинали жеребьевку, и Ханс-Юрген вытянул номер «2». Затем стали вызывать всех остальных участников по алфавиту, в зависимости от названия страны. И когда дошла очередь до представителей USSR, оставались не разыгранными только два номера - «1» и «9». Представляете, что бы было, если бы нам пришлось открывать состязания! И тут мне на помощь пришел … товарищ Сталин. Вообще-то, «лучшего друга советских физкультурников» я никогда не жаловал. В Инсбруке же вспомнил его знаменитую фразу: «Наше дело правое, победа будет за нами». И из двух остававшихся бумажек взял ту, что лежала справа. Нужно было видеть, как изменились в лице Моника и Ханс-Юрген, когда объявили: «Белоусова - Протопопов, номер 9». Не повезло в этой ситуации только второй нашей паре: Татьяна Жук и Александр Гаврилов своей «Летучей мышью» открывали олимпийский турнир.
- Незадолго до Олимпиады немцы обыграли вас на чемпионате Европы...
- В Гренобле мы проиграли не по делу. Просто со льда тогда не убрали шпильку, выпавшую из прически одной из выступавших до нас фигуристки. Это привело к падению. На Олимпиаде решили сами перед выступлением убрать со льда все, что могло бы нам помешать. Заодно и размялись. Ведь организаторы приготовили участникам состязаний спортивных пар оригинальный сюрприз. Обычно на подобных турнирах сначала выступали пять пар, затем разминались представители второй группы. В Инсбруке регламент изменили, забыв предупредить нас. Сначала разминка первой группы, затем - второй, затем выступления пяти дуэтов и без перерыва - продолжение соревнований для оставшихся пар. Нам пришлось в спешном порядке в подтрибунном помещении повторять основные элементы.
***
Победа над немецким дуэтом далась нелегко. Перевес составил меньше балла - фактически всё решил «лишний» голос одного арбитра в пользу советских фигуристов.
Борис ХОДОРОВСКИЙ.

Олимпийские игры
 
 

СМИ2

 

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в четверг,

25 апреля