В чемпионском составе «Зенита-84» было всего три футболиста, приглашенных из других городов: Михаил Бирюков перебрался в Ленинград из подмосковного Орехово-Зуево, Вячеслав Мельников - из Горького, а Анатолий Давыдов - из Тулы. Интересно, что только они после завершения игровой карьеры стали главными тренерами «Зенита». Давыдов пришел в команду в 1975-м еще при Германе Зонине, был бронзовым призером чемпионата СССР-1980. В чемпионском сезоне провел 27 матчей и забил один гол. А в 1997-м снова вышел на поле в сине-бело-голубой форме, установив занесенное в Книгу Гиннеса достижение: в 43 года сыграл в основном составе 15 матчей вместе со своим сыном Дмитрием.

- Вы пришли в «Зенит» при Германе Зонине. Многие отмечают, что фундамент чемпионской садыринской команды заложил Юрий Морозов. А от Зонина в ней что-то было?
- Тяжело сейчас вспомнить. В «Зенит» перешел из тульского «Машиностроителя», который играл во второй лиге. Высшая для меня была другой планетой: другие задачи, другие нагрузки, другой подход к тренировкам. Вливаться в команду было достаточно сложно. Хорошо, что здоровья хватало выдерживать нагрузки.
- От Тулы до Москвы рукой подать. Как же вы оказались в Ленинграде?
- В 70-е годы проводился турнир с участием сборных различных зон второй лиги. По-моему, и сборная первой лиги в нем играла. Это были своеобразные смотрины, на которые приезжали тренеры и селекционеры из команд высшей лиги. Меня присмотрели на турнире в Дзержинске и пригласили в «Зенит». В детстве часто бывал в Москве у родственников. Даже всю экипировку там покупал. Столица мне нравилась, но Питер всегда манил. Даже ни разу не побывав в Ленинграде, это ощущал.
- В чемпионском сезоне вы уже относились к категории ветеранов. Насколько высок был ваш авторитет у молодых игроков?
- Подначивали они меня часто, называя Дедушкой Толей. По-доброму, конечно. Хотя в какие-то моменты это даже задевало: какой я вам дедушка? Я еще играть хочу! Уважение чувствовалось, к моим подсказкам и на тренировках, и во время игр молодые партнеры относились правильно. А у меня рот в то время никогда не закрывался! Подсказывал и партнерам по линии обороны, и даже нападающим.
- В 1983 году «Зенит» занял в чемпионате СССР четвертое место. А какие задачи ставились перед командой в начале 1984-го?
- В 1980-м мы завоевали «бронзу», и четвертое место никак не могло считаться успехом. Хотя задачи ставились реальные, исходя из нашего состава. Перед чемпионским сезоном он практически не изменился. Мы уже сыгрались, чувствовали друг друга на поле. Хотя поначалу никто не задумывался о золотых медалях. Между собой говорили о том, что хорошо бы попасть в первую пятерку. По ходу сезона пришло понимание, что можем гораздо больше.
- Весной «Зенит» одержал две домашние победы - над действующим чемпионом страны «Днепром» и киевским «Динамо», которое долгие годы было сильнейшим клубом страны…
- Эти победы, безусловно, придали нашей команде уверенности. Особенно над киевлянами на переполненном стадионе им. Кирова. Дело даже не в результате. Мы поняли, как нужно вести борьбу на поле, чтобы побеждать.
- Как же тогда после победы над киевлянами воспринимались поражения в Ростове-на-Дону и Вильнюсе?
- Любое поражение обидно, но из них нужно делать выводы. После проигранных матчей мы не только с тренерами анализировали ошибки, но и между собой много говорили. Вообще, в нашей жизни футбол присутствовал всегда. Даже на банкете все разговоры были о нем.
- В 80-е годы защитники опекали форвардов персонально. Кто из нападающих соперников доставлял больше всего проблем?
- В середине 80-х все-таки уже не было персональной опеки в чистом виде. Мы использовали и элементы зонной защиты, передавая своих визави партнерам. А тяжелее всего играть было против быстрых нападающих, таких, как Олег Блохин и Владимир Гуцаев. Прежде всего, нужно было не давать возможности им принять мяч, а уж если приняли, то не сближаться.
- Весь чемпионский сезон без замен отыграл Михаил Бирюков. Защитники «Зенита» чувствовали, что у них за спиной голкипер, который может подстраховать и спасти?
- Бирюков всегда очень грамотно руководил игрой обороны, заставлял защитников действовать дисциплинированно и неуступчиво. «Пихал» он нам, бывало, не без этого. Только вратари - это особая каста, и мы это прекрасно понимали.
- В песне Александра Розенбаума «Зенит» - чемпион» есть строчка: «И жизнь у них - вечный карантин». Как вы, в ту пору уже семейный человек, воспринимали изоляцию на базе?
- Каюсь, что, став главным тренером «Зенита», продолжил эту практику. Хотя сейчас команда собирается за день перед игрой. Нас собирали дня за три, а если предыдущий матч проиграли, то вообще сидели на базе безвылазно с двухразовыми тренировками. Тяжело приходилось. Спасал парк Челюскинцев, который сейчас переименовали в Удельный. Там и проходили свидания с семьей. К холостым футболистам наведывались девушки. Иногда в парке продолжали играть в футбол. Там была площадка, где собирались, как мы их называли, парковым игроки. Рубились они с нами похлеще соперников из высшей лиги!
- Часто попадались после «самоволок»?
- У нас ребята, бывало, и на ночь отлучались. Утром во время кросса незаметно присоединялись к команде. Фамилии даже сейчас называть не буду.
- Чтобы скрасить досуг, на базу часто приезжали артисты и музыканты. Вы рисковали сыграть на гитаре и спеть в их присутствии?
- Да я ведь самоучка, освоил несколько аккордов - и бренчал на досуге. Даже не пытался спеть с Сашей Розенбаумом, Витей Резниковым или Мишей Боярским. Мы дружили с артистами, а Кирилл Юрьевич Лавров часто приглашал всю команду на спектакли БДТ. Нам выделяли лучшие места, и создавалось впечатление, что народные и заслуженные артисты общаются исключительно с нами. С Лавровым часто пересекались в «Красной стреле». И тогда разговоры о футболе шли всю ночь.
Борис ХОДОРОВСКИЙ.

Футбол Зенит ФК Давыдов Анатолий
 
 

СМИ2

 

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в понедельник,

24 июня