Не так давно в Петербурге победой «Зенита» завершился традиционный турнир - мемориал памяти выдающегося тренера Вячеслава Алексеевича Платонова. Под его руководством «Автомобилист» был постоянным призером чемпионата СССР, а сборная в течение восьми лет выигрывала все соревнования подряд!
Воспоминаниями о Платонове, его тренерском гении и великом для нашего волейбола времени, поделился Евгений Лебедев, спортивный директор «Автомобилиста», зенитовского фарм-клуба. В первой половине 1980-х Лебедев был самым высоким игроком Высшей лиги, сыграл за сборную, выиграл вместе с «Автомобилистом» Кубок СССР и еврокубок, но в 22 года пошел учиться на тренера - карьеру пришлось завершить из-за травмы.

 

В наше время на приеме играла вся команда

- На турнире памяти Платонова часто о нем вспоминаете?
- Его вспоминают не только на турнире, но и на многих других мероприятиях. Да сам зал, академия Платонова - память о нем. Ведь и большинство тренеров, которые собираются здесь, это специалисты платоновской школы. Или даже воспитанники самого Вячеслава Алексеевича.
- А что значит - платоновская школа?
- Широкий вопрос. Тренировочные методы Платонова кардинально отличаются от методов, которые «модны» сейчас. Это касается всех аспектов - игры, физической, тактической и технической подготовки. Нагрузки при Платонове отлично подходили игровому рисунку, который применялся в то время. С начала 1990-х годов волейбол сильно изменился.
- В чем?
- Игроки стали крупнее, физически сильнее. Если раньше центральный блокирующий под два метра выглядел достаточно крупно, то сегодня такой рост для этой позиции кажется маловат. В первой половине 1980-х я с ростом 210 сантиметров был самым высоким игроком Высшей лиги, а сейчас этим ростом не удивишь.
- Да, почти в каждой команде есть игроки и выше.
- А размеры площадки остались те же! Даже в какой-то момент пришлось давление мяча уменьшать - чтоб он летел чуть медленней. Точность обработки мяча раньше была выше, соответственно играли более разнообразно. Тактически волейбол выглядел совсем другим. Либеро тогда не существовало - и принимали подачу все. Включая центральных!
- Почему тогда волейбол был намного разнообразнее в комбинациях?
- Силовой подачи тогда не применялось, и обычным требованием к принимающим было - идеально довести до связующего от 70 процентов мячей. При такой доводке у «связки» имелось много вариантов для передачи. Сейчас о подобных показателях и мечтать не приходится. Когда подают силовую, на два метра, впрыгивая в площадку, принимать с такой точностью невозможно. В те же далекие годы атака с задней линии выглядела экзотикой, а сегодня нападают одинаково с передней и задней линии.

 

Победить ЦСКА можно было только в одном матче

- Когда вы пришли в «Автомобилист», команда уже носила прозвище «адские водители»?
- Да. Комбинационно играли тогда все команды. Каждая владела всеми базовыми элементами. Но благодаря Платонову и более сильной, чем у других, школе связующих, у «Автомобилиста» было больше комбинаций. Может быть, ЦСКА выглядел мощнее и более подготовленным технически, но тактически мы играли сложнее. Это для всех соперников представляло большую загадку.
- «Автомобилист» был брендом советского волейбола, сборная СССР - брендом мирового. В чем заключалась тренерская изюминка Платонова?
- Говорить о гениальном тренере в двух словах сложно. У Платонова был большой набор качеств. В том числе, способность чувствовать или даже предугадывать развитее событий. Вячеслав Алексеевич понимал - кто на высоком уровне может отыграть несколько матчей подряд, а кто будет полезнее на коротком отрезке.
- «Автомобилисту» было реально в 80-е выиграть золото чемпионата СССР?
- Нет. Все клубы вели селекционную работу по всему Советскому Союзу, но если многие приглашали молодых волейболистов на перспективу, то ЦСКА лучших брал уже из команд Высшей лиги. Используя, в том числе, и административные ресурсы. Поэтому при той системе проведения чемпионата опередить ЦСКА было невозможно. Обыграть их в отдельном матче - если даже тот был бы финалом - да, возможно. А обойти на дистанции - нереально.

 

Кондрашин звал в баскетбол

- Тренеры из других видов спорта на ваш рост заглядывались?
- Постоянно. Когда мне было лет 15-16, многие тренеры подходили на улице с вопросами: кто я, где занимаюсь, и почему с таким ростом хожу по улице просто так. Баскетбольные тренеры тогда еще не знали, что я серьезно занимаюсь волейболом. Владимир Кондрашин подходил неоднократно, даже когда уже в «Автомобилисте» тренировался. Мы же в соседних залах со «Спартаком» занимались - здесь же, на Вязовой. Кондрашин говорил: «бросай этот волейбол - приходи к нам в баскетбол».
- Чем аргументировал?
- Резон у Владимира Петровича был простой: «Если тебе не паснут, будешь стоять». А в баскетболе!? Сам взял мяч, повел, забил. Сам себе хозяин.
- Не собирались поддаться его уговорам?
- Нет. Я был уже достаточно взрослым сознательным человеком. Прекрасно понимал, что восьмилетние занятия волейболом за три месяца и даже три года в другом виде спорта не компенсирую. И на такой же уровень мастерства не выйду. Поэтому не колебался.
- Во сколько лет вы попали в «Автомобилист»?
- Впервые на сборы поехал еще школьником. А в 17 лет попал в группу подготовки - так называлась третья команда «Автомобилиста». Через год оказался в дублирующем составе, его тогда тренировал Зиновий Черный, он после отъезда Платонова в Финляндию стал главным тренером «Автомобилиста».
- Вы отметили ленинградскую школу связующих. С ними в нашем городе работали как-то по-особому?
- Наверное, да. Раз у нас все связующие были местными или прошедшими через группу подготовки. Зайцев, Сидельников, Кузнецов, Горбачев. Первые трое выступали за сборную СССР.

 

В «Автомобилисте» своих воспитанников - единицы

- Кто в то время был для сборной главным соперником?
- Польша. У них сборная была всегда сильной. А на клубном уровне - итальянцы и представители бывшей Югославии.
- Для Платонова было важно наличие местных игроков в команде?
- Нет. Разговоры о большом количестве своих воспитанников в «Автомобилисте» - миф. Если мы пойдем посмотреть портреты ветеранов, то увидим, что местных среди них - единицы. Я не замечал, чтобы Платонов к местным относился как-то по-особенному. На первом месте для него были волейбольные качества, игра.
- Какой домашний зал для «Автомобилиста» был тогда самым комфортным?
- «Юбилейный». Мы играли и в СКК имени Ленина, но там было сложновато. Спортивный комплекс большой, воздуха много - непривычно. Как-то там в один день провели три матча по трем видам спорта! Вместили волейбольную, баскетбольную и хоккейную площадки. А «Юбилейный» был уютным, там приятней игралось. Напоминает «СИБУР-Арену».
- В каком году вы закончили играть за «Автомобилист»?
- В 1985-м. Я тогда получил травму - и карьеру закончил. Учился в Финансово-экономическом институте. И, лежа на больничной койке, понял, что надо переводиться в Лесгафта, учиться на тренера. Мне показалось, что спортивным специалистом я смогу стать лучше, чем финансовым. Потом еще поработал играющим тренером в команде на Кипре, несколько лет преподавал в Лесгафта, а потом - после перерыва в волейболе - стал тренером казанского «Динамо», предшественника нынешнего «Зенит-Казань».
- В современном волейболе Платонова представляете?
- Конечно. Наверняка Вячеслав Алексеевич был бы с нами, поэтому вопрос надо ставить по-другому - сколько должностей он бы совмещал. Платонов обладал огромным авторитетом, под который попадали все сразу.
- О чем бы сейчас его спросили?
- Я тренером уже не работаю, поэтому пришлось бы подумать. Наверное, спросил бы про его видение игры. Кажется, что смотрят ее все одинаково, но видят детали единицы. Полагаю, глубокое понимание игры у Платонова было не просто следствием интуиции, а еще и результатом какого-то логического анализа.
Василий СИБИРЯКОВ.

Волейбол
 
 

СМИ2

 

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в понедельник,

28 ноября